Логин или email

Пароль

 
 
 

Регистрация   Напомнить пароль

 
 

 
 

Интервью

Новые   Популярные   Обсуждаемые   Все

Архангельский Александр Николаевич

телеведущий, писатель, ординарный профессор факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ

Что дает образование современному человеку? Каким оно должно быть в нынешних реалиях? Что важнее: качество знаний или качество мысли? Об этом и многом другом в интервью телеведущего, писателя, ординарного профессора факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ Александра Архангельского.

"Директор школы" №2, 2015. Записано 02.02.2015

 «Прививка» жизни

Как, на Ваш взгляд, изменилась образованность общества за последние 20 лет? Не с точки зрения набора знаний, хотя, конечно, и это немаловажно, а с точки зрения значимости образования и самообразования для жизни человека?

Этот вопрос стоит разделить на три части: во-первых, изменился ли объем знаний, во-вторых,, изменилась ли способность свободно мыслить и, в-третьих,  есть ли у современного человека установка на образование на протяжении всей жизни?

Что касается знаний, то здесь произошел полный крах. Сегодня в гуманитарных дисциплинах выпускники школ совершенно «плавают», они не знают ничего, и нынешний бакалавриат превратился в «доводку» до приемлемого  уровня среднего образования. Ну а магистратура стала практически,неполным высшим образованием. В качестве примеров: своими ушами слышал в этом году от абитуриентов при собеседовании в НИУ ВШЭ про Николая Четвертого и про Сталина, который сразу его сменил, а Новосибирск искали где-то в районе Атлантического океана. То есть по географии – знания нулевые, по истории – это фантастическая смесь всего со всем, по литературе – чуть-чуть получше, но  помимо школьной программы получается, что дети читают, как правило, только одну книгу – «Три товарища» Ремарка. Эта картина в целом по регионам, московские выпускники показывают себя вроде бы чуть-чуть лучше, но, учитывая,, сколько в Москве возможностей, получается, что по соотношению возможности/результат в столице  уровень знаний еще хуже, чем в других регионах.

Теперь о способности свободно мыслить. По моим наблюдениям, сегодняшняя молодежь мыслит и думает лучше, свободнее, легко связывает факты, делает обобщения, готова осваивать новые компетенции. Это уже практико-ориентированная молодежь, и для современной жизни это хорошо. Но при этом установки на бесконечную смену образовательных парадигм нет. То есть если человек «заточен» на изучение какой-то дисциплины, то в ее рамках новые практики он осваивать готов, а новую теорию изучать за пределами этого предмета  – нет. Сегодня это неизбежно, и в целом для них это нормально, потому что здесь, в России, им никто не предложит какой-то логичной связки между объемом их знаний и уровнем зарплаты. Готовность быстро переформатироваться под условия жизни – да, есть, объем знаний – нет, и не стремятся. Я не могу оценить это как «хорошо» или «плохо», просто такова реальность.

Искать причину такого явления, проводить сравнения с тем, как мы жили 20 лет назад, сложно, и я не уверен, что нужно. Социологи пытаются это делать, так как они верят, что параметры,, зафиксированные 20 лет назад, объективны, а с моей точки зрения, сам оценщик всегда зависит от времени, в котором проводится исследование. Но очевидным образом советская школа имела некоторые преимущества, важные для того времени. Например, она была последним жалким осколком немецкой гимназической системы начала 20-го века, она последняя сохранила установку на систематическое образование, это первое. Второе, в советское время существовала разветвленная и углубленная сеть дополнительного образования, сейчас такого нет. Я сам работал в этой системе долгие годы, как кружковод. О советской школе многие говорят, что она была очень жесткой, идеологической, с единым учебником, против которого сейчас мы все боремся, но она была окружена системой кружков и внешкольных занятий, которых сейчас очень не хватает. Другими словами, 20 лет назад школа была очень фундаментальная, «бетонированная», но при ней были и «живые отсеки», куда дети приходили за иными знаниями.

И, конечно, образ мышления, скорость и свобода мысли были совсем другими, это я могу сказать по личным наблюдениям – я учился в обычной, не специализированной школе на окраине Москвы, с обычными детьми.  На счет объема знаний – тогда и сейчас –  я не знаю, что с чем сравнивать. Это как с чтением, мы любим говорить, что читать стали меньше, но как и что мы сравниваем? У нас нет конкретных данных, просто я исхожу из гипотезы, что читать стали меньше, насколько меньше –  я не знаю, но, основываясь на своем жизненном опыте, могу сказать: мои одноклассники  не читали.

Слова Л.И. Брежнева про «самую читающую нацию в мире» относились к тиражам партийной печати на национальных языках, и если смотреть с этой точки зрения, то, да, СССР был самой читающей страной в мире. Но на самом деле в то время читали просто побольше, чем сегодня, и читали те, кто не являлись профессиональными читателями: инженеры, военные и т.д., и для всех  них была своя литература. Однако абсолютное большинство не читало. Жизнь сегодня востребовала принципиально другую модель социума, и школа гибко ответила понижением качества знаний и повышением качества мысли. Насколько одно без другого возможно,  однозначного ответа нет, но думаю, ни чем хорошим это кончиться не может.

 

И третья часть вопроса: самообразование у современной молодежи?

Человек сегодня быстро мыслит, привык подстраиваться под современные условия жизни, но насчет навыка  самообразования ничего утешительного я сказать не могу.  Конечно, есть школы, в которых можно встретить все: и гениальных учителей, и сознательных учеников. Но это, скорее, исключение, а если говорить о системе в целом, мы  понимаем, что привычка быстро осваивать необходимый сегмент знаний, как я уже говорил, присутствует, но сказать, что сегодняшний выпускник в массе своей хочет знать, как мир устроен, я не могу. Но я вижу некоторую альтернативу. Например, сейчас появилось много новой научно-популярной литературы, конечно, она разная. Но есть очень сложные и сильные вещи, которые выпускают, и которые покупают, значит, спрос есть. В массе своей люди не тянутся к новым знаниям, но доля  тех, кто тянется, увеличивается. Сойдутся ли когда-нибудь эти два процесса,  я не знаю, но то, что перемены происходят, – это точно.

 

Как школа сегодня влияет на развитие ребенка, если говорить не только о знаниях и навыках?

Школа – это последний всеобщий институт, через который проходят почти все люди в мире. Аналогов ему нет. Когда-то телевидение было тоже таким всеохватным институтом, но сегодня это в прошлом. При этом семья сильнее школы, государство тоже, как правило, сильнее школы. Вопрос: что может сделать школа с архаическими, несовместимыми с современностью представлениями, которые транслируются семьей и подчас заказываются государством? Она может поставить школьника в ситуацию противоречия, когда то, что ему нравится в школе, расходится с тем, что транслируется семьей, и эта ситуация дискомфорта может привести к его личностному развитию. Да, отменить, «перебить» то, что транслирует семья, школа за 10– 11 лет не в силах. Но ситуация дискомфорта  – очень важная вещь для любого развития.

Мы видим, что происходит с семьей и с государством, и школа эту ситуацию, увы, не переломит в данном периоде истории, в котором мы живем. Но создать задел на будущее она в состоянии.

 

В Вашем понимании, какую школу можно назвать хорошей школой?

В хорошей школе директору и учителям ничего не мешает учить и воспитывать учеников..  Поясню, когда у нас спорят, укрупнять школы или оставлять малокомплектными, то такой вопрос изначально  поставлен неправильно. Здесь нельзя ставить «или», тут нужно ставить «и». Директору, которому лучше других удается делать маленькую школу, нужно оставлять маленькую школу. Директору, который лучше всех остальных руководит целым центром образования, нужно оставлять центр образования, – все должно идти от личности директора в первую очередь. А управленцы уже сами будут создавать такие модели школ, где что-то главенствует, а что-то существует на вторых ролях. Любая хорошая система предполагает альтернативную самой себе систему исключения из правил. То, что происходит сегодня со школами Москвы, мне не нравится не потому, что я боюсь укрупнения, нет. В определенном смысле укрупнение лучше, чем сеть маленьких и слабых школ. В маленьких школах дети без особых способностей в учебе оказываются в заведомо неравных условиях, так как они, может быть, и могли бы показать себя лучше, но  возможностей для этого в их  школах нет. Московские школы мне не нравятся своим уравнением, они стремятся всех уравнять под один шаблон.

Хороший директор большой школы может выстроить систему формирования хорошего среднего уровня и постараться сделать так, чтобы дети с выраженными способностями получили свои условия для «взлета». Например, мои дети учились всегда в обычных школах, и я был против элитных, потому что помимо знаний ребенок должен получить «прививку» жизни в этом обществе, и этой функции школу никто не лишал. Но дети разные, и бывают такие,, которым просто невозможно и не нужно получать эту самую «прививку», она только затормозит и помешает их развитию, для них должна быть иная модель школы.

Насколько современный учитель свободен в выражении себя через профессию, на Ваш взгляд? И в целом, насколько тема свободы/несвободы в образовании актуальна сегодня и в чем это проявляется?

Вопрос свободы учителя во многом зависит опять-таки от фигуры директора. Сможет ли он выстроить свои отношения с органом управления образованием таким образом, чтобы тот не вмешивался в дела его учителей. Но при этом не будет единой идеальной системы для такой свободной работы учителей. Нельзя создать одинаковую среду для учителя-новатора и учителя-почасовика. Свобода нужна для учителей, готовых к этой свободе. Государство по мере возможности должно выстроить модель, которая позволит свободному учителю оставаться свободным, а несвободному – чуть легче «дышать». Я  говорю про государство,, потому что в других условиях, общественно-политических,  я бы по-другому смотрел на эти проблемы, но как реалист я понимаю, что с государством в его нынешним виде можно договариваться только о «нижней черте». Мы проводим черту, ниже которой никто не опустится. Это касается и сферы образования. Если директор дубиноголовый, свободный учитель у него работать не сможет, если директор – романтик, значит у этой школы нет директора. А вот если директор – здравый прагматик и при этом ответственный, то это идеальный руководитель для школы и для учителя, который мыслит шире и готов отстаивать свои идеи и работать за рамками программ. В конечном итоге такой учитель получит возможность не испортить ребенка.

Можно привести в  пример советских учителей, которые работали в жестких условиях идеологии, и среди них было много свободных учителей, чьи судьбы складывались трагически. Сегодня к счастью, условия более гибкие, и можно пробовать системно описать несистемные исключения, и тем, кто готов, предоставить это поле свободы.

 

Что сегодня вызывает наибольшую тревогу, если говорить о процессах, которые происходят в образовании у нас в стране в целом и в школьном в частности?

Реформы. Мы реформируем много и не то. Я первый раз услышал о реформе школьного образования, заканчивая Ленинский педагогический институт (сегодня – МПГУ) в 1984 году. Тогда к власти пришел Константин Черненко и началась первая на моей памяти реформа образования. Я помню, у нас в институте в аудитории висели плакаты с цитатами из трудов Ленина, например: «Учитель должен быть поднят на такую высоту, на которой он никогда не находился в буржуазном обществе». Как только стартовала реформа Черненко, на это плакате появилось продолжение: «…и главное – обеспечить ему высокую зарплату!».  С тех пор реформы ведутся постоянно, и в основном это были не реформы образования, а реформы управления образованием. Разница гигантская. И это отдельная напасть, потому что, если мы начинаем реформировать управление, не договорившись о содержании, то мы порождаем бюрократическую самодостаточную машину по поглощению всего живого. И в такой ситуации уже не важно, кто руководитель, и разговоры на тему «Калина плохой, Калина хороший…» бессмысленны, потому что руководитель просто ядро этой неправильно построенной системы,, он отобран этой системой, как тот же Калина, который профессиональный методолог, управленец до мозга костей, мыслящий моделями управления, тогда как мыслить надо содержанием образования.

Бюрократия – это тоже пугает. Директора школ, которые умеют зарабатывать деньги, нанимают специальных людей, которые занимаются составлением и разбором бумаг. Но ведь эти же деньги можно было бы пустить на социальные программы  детям из малообеспеченных семей, на развитие сети дополнительного образования и т.д. С моей точки зрения, вместо всего этого  тратить на бюрократические издержки столько денег – это преступление! Мы заставляем директоров школ зарабатывать деньги на «втирание очков» бюрократам,, создавшим систему для «втирания очков». И талантливые директора так и делают – что им еще остается?

Что еще? Опасными мне представляются поправки в Закон об образовании, которые недавно были внесены  в Госдуму. В Законе  сказано, что вариативность является нормой, то есть невозможны никакие единые учебники, а в поправках предлагается изменить эту формулировку применительно к истории, литературе и русскому языку. Я уже не говорю о том, что еще не решен вопрос о том, является ли русский и литература двумя отдельными предметами или предстоит создавать синтетический курс. А ведь среди инициаторов поправок, к тому же не оказалось ни одного человека, связанного с образованием! И спрашивается,, какую задачу власти хотят решить таким способом: образовательную или политическую?

Они хотят создать «единое образовательное пространство», но единый учебник этой задачи не решит. Да, возможна модель образования, в которой будет только одна учебная линия, как, например, в Германии, но там зато много разных моделей школ и право каждого конкретного учителя на вариативный подход. А я уверен, что наше нынешнее государство  не даст школам такого разнообразия, поэтому там, где директор – хитрый боец, где повезло «отвоевать» свою концепцию образования в школе, или там, где школа не очень волнует местных чиновников, там возможна свобода действий и адекватное развитие.  А во всех остальных случаях – кому как повезет. Хочется сказать чиновникам, чтобы они оставили директоров школ в покое. Ну поставьте им какие-то рамки, в которых они должны выполнять определенную работу, и за нее спрашивайте, а все, что за рамками, не трогайте, не лезьте вы к ним! Но разве это возможно?

 

Чему, на Ваш взгляд, сегодня нужно учить детей?

В целом тому же, чему и раньше: деятельностным компетенциям, а также знаниям, умениям, навыкам. Но если говорить о реальности, в которой мы живем, то в идеале –  умению самостоятельно находить и накапливать знания, то есть умению выстраивать алгоритм самообразования. А кроме  этого, по возможности сформировать у современного ребенка две сложно сочетающиеся установки: нормальное чувство реальности и неприязнь цинизма. Потому что ни цинизм, ни романтизм (отсутствие чувства реальности) в чистом виде не дадут им выжить в современном мире. Цинизм не позволит им развиваться, а романтизм не позволит выжить в довольно жесткой социальной системе.

Интервью провела Е. Терешатова

 

 

   
 
 
 

02.02.2015  |  Просмотров: 4712  |  Комментариев: 0

Опубликовать в своем ЖЖ (Livejournal) Опубликовать в Твиттере Поделиться ВКонтакте Поделиться в Моем Мире Поделиться в Яндекс.Блогах Поделиться в Facebook

Для того, чтобы оставлять комментарии, вам нужно авторизоваться на сайте.

Если вы еще не являетесь пользователем этого сайта — самое время зарегистрироваться.

 
 


 

Новые интервью

Мокринский Михаил Геннадьевич

директор Международной школы «Летово»

Цандекиди Александр

генеральный директор компании «Музенидис Тревел»

Филонович Сергей Ростиславович

профессор, декан Высшей школы менеджмента НИУ ВШЭ

Поливанова Катерина Николаевна

профессор, доктор психологических наук, директором Центра исследований современного детства НИУ ВШЭ

Ленская Елена Анатольевна

декан факультета менеджмента в сфере образования Московской высшей школы социальных и экономических наук, кандидат педагогических наук

 


 

Самые популярные интервью

Волков Сергей Владимирович

учитель русского языка и литературы ГОУ ЦО № 57 г. Москвы, член Комиссии по развитию образования Общественной палаты РФ.

Ковалева Татьяна Михайловна

президент МОО «Межрегиональная тьюторская ассоциация», д.п.н., профессор кафедры педагогики МПГУ, руководитель тьюторской магистратуры

Рачевский Ефим Лазаревич

директор центра образования №548 «Царицыно», Народный учитель России, член комиссии Общественной палаты РФ по развитию образования

Ямбург Евгений Александрович

директор ЦО №109, г. Москва

Шимутина Елена Николаевна

Директор Института развития государственно-общественного управления образованием

 


 

Самые обсуждаемые интервью

Волков Сергей Владимирович

учитель русского языка и литературы ГОУ ЦО № 57 г. Москвы, член Комиссии по развитию образования Общественной палаты РФ.

Ямбург Евгений Александрович

директор ЦО №109, г. Москва

Поздяев Евгений Евгеньевич

Руководитель школы «Опыт нового поколения», автор игровых программ

Бунимович Евгений Абрамович

Уполномоченный по правам ребенка в г. Москве, Заслуженный учитель РФ

Иноземцев Владислав Леонидович

доктор экономических наук, директор Центра исследований постиндустриального общества

 


 

Все интервью пофамильно

Поздяев Евгений Евгеньевич

Руководитель школы «Опыт нового поколения», автор игровых программ

Аверкин Владимир Николаевич

Председатель Комитета образования, науки и молодежной политики Новгородской области

Адамский Александр Изотович

научный руководитель института проблем образовательной политики «Эврика», кандидат педагогических наук

Архангельский Александр Николаевич

телеведущий, писатель, ординарный профессор факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ

Болотов Виктор Александрович

вице-президент Российской академии образования

 

 
 

 

  Издательская фирма «Сентябрь»  
 

Журналы

Журнал руководителя управления образованием

Директор школы

Практика административной работы в школе

Юридический журнал директора школы

Практика управления ДОУ →

Книги

Библиотека журнала «Директор школы»

Электронные книги

Компакт-диски

Управленческий опыт

Нормотворческая деятельность

Методическая поддержка

Педагогика и психология

Интернет-проекты

Direktoria.Org

    

Интернет-магазин

Первый в России специализированный интернет-магазин для школьной администрации, методистов  и педагогов.
 

http://shop.direktor.ru


Директору
Завучу
Педагогу
Воспитателю

 

Заказ товаров через интернет и по телефону. Доставка почтой по России. Любые формы наличной и безналичной оплаты, наложенный платеж, платежные системы.

Новостные рассылки

Выберите интересные вам темы и подпишитесь на них, перейдя по ссылке:

Рассылки для руководителей образования →

    

Контакты

Телефон: (495) 710-30-01

Факс: (495) 710-30-02

Электронная почта: info@direktor.ru

Адрес и схема проезда

 

Авторам

Рекламодателям

Распространителям

Подписным агентствам

 

 

 

 

В социальных сетях:

Блог «Директора школы» на pedsovet.org Сообщество «Директор школы» в Живом Журнале Твиттер «Директора школы» Группа «Директор школы» Вконтакте Сообщество для руководителей сферы образования в Фейсбуке Группа «Директор школы» на Профессионалы.ru Сообщество «Директор школы» в МойМир
 

 

 
 



© ООО «Издательская фирма «Сентябрь».
Коммерческое использование материалов сайта запрещено. Некоммерческое использование допускается только при наличии ссылки на сайт.