Логин или email

Пароль

 
 
 

Регистрация   Напомнить пароль

 
 

 
 

Интервью

Новые   Популярные   Обсуждаемые   Все

Болотов Виктор Александрович

вице-президент Российской академии образования

Что сегодня происходит в системе педагогического образования? Существуют ли профессиональные стандарты для обучения будущих учителей? Что дает объединение вузов системе педобразования?

«Директор школы» №3, 2013. Записано 07.11.2012

 

Педагогическое образование: есть ли шанс?

Программа модернизации педагогического образования. Что нужно, по-Вашему, в первую очередь системе подготовки педагогических работников: реорганизация сети педагогических вузов? Профессиональные стандарты для учителей? Повышение квалификации учителей?

— Начнем с реорганизации педвузов. На мой взгляд, на сегодня в педагогическом образовании реально ничего нового не происходит. Суета со слиянием вузов мало поможет ситуации, потому как совершенно не очевидно, что, передав полномочия педвузов классическим университетам, мы таким образом обеспечим приток педкадров в школы. При этом, согласно экспертным оценкам, после передачи педвузов в университеты ситуация с обучением чаще всего становится только хуже, пожалуй, за исключением одного-двух университетов. Почему? Например, есть пединститут, который вошел в состав классического университета, хорошие преподаватели из этого пединстиута куда пойдут? На другие, профильные, факультеты того самого классического университета: математики — на мехмат, физики — на физический факультет, историки — на истфак и т.д. Почему? Потому что там им интереснее университетские программы, там наука, там гранты и т.д. Куда пойдут сильные ребята, попав вдруг из обычного педвуза в университет? Сильные гуманитарии перейдут на экономический и юридические факультеты, сильные «естественники» пойдут на химический, биологический, информатики — на информатику, а «иностранцы» — на иностранную филологию…

То есть размывается контингент потенциально сильных будущих учителей, которые могли бы работать в школах. Проблема в том, что прежде чем передавать педвузы в университеты, нужно обсуждать и разрабатывать программы подготовки педагогов. Я знаю только один такой пример продуманной программы слияния педвуза и классического университета — Новгородский университет им. Ярослава Мудрого. Когда много лет назад происходило «слияние» новгородских вузов, тогдашний, ныне покойный, ректор В.В. Сорока вместе с тогдашним руководителем Департамента образования области Аверкиным специально выстраивали программу подготовки педкадров. И тогда Сороку упрекали в том, что он отдает новому педагогическому направлению больше внимания, чем остальным направлениям в этом университете. Ну а как может быть иначе: плохие выпускники — плохие студенты! Но это было исключением.

Далее, профессиональные стандарты и повышение квалификации...

— Если говорить честно, то профессиональных стандартов для учителей сегодня нет, и совершенно непонятно, кто их должен разрабатывать. У нас есть ассоциации по различным областям, например отельеров и рестораторов, работников нефтегазовой отрасли и т.д., во всех этих сферах работодатели, они же заказчики, собираясь вместе, обсуждают профессиональные требования, стандарты в своих профессиях. А кто будет этим заниматься в сфере образования? Ведь не министры же образования субъектов Федерации должны это делать на самом деле, и не директора школ, а профессиональной ассоциации учителей у нас нет, вернее, есть, но только по отдельным предметам. Ведь в той же сфере рестораторов заказчику проще обозначить качества, которыми должен обладать работник данной отрасли, а в образовании кто должен об этом говорить? Наша академия ведет работу в этом направлении, но до завершения еще далеко.

Два года назад был объявлен конкурс на разработку образовательных стандартов в педагогическом образовании. Единого победителя тогда не нашли, конкурс выиграли три модели стандартов: МГПУ, Московского городского психолого-педагогического университета, РГПУ им. Герцена (Санкт-Петербург). На мой взгляд, самый инновационный и революционный стандарт — модель Московского городского психолого-педагогического университета. Его особенность в том, что упор в стандарте сделан на современную психологическую подготовку будущего учителя…

Мы в массовой школе до сих пор работаем в парадигме классического бихевиоризма: хорошее поведение поощряется — на тебе конфетку, плохое поведение наказывается — вот тебе «двойка», оставайся на второй год...

Очевидно, что эта манера хорошо работает в классно-урочной системе Коменского, но сегодня у нас растут другие дети. Многим детям сейчас все равно, какую им оценку поставят, они решают вопросы своего образования не в школе, и школьные наказания им не страшны, и поощрения школы им не интересны, и таких детей с каждым годом все больше и больше. Не случайно дети уходят массово в экстернат, не случайно все больше дистанционных форм образования… И как сегодня учить современных детей?

В модели стандарта В.В. Рубцова, ректора Московского городского психолого-педагогического университета, руководителя группы разработчиков, утверждается, что учить надо в парадигме деятельностного подхода. Они предлагают реанимировать модели Выгодского, Эльконина-Давыдова, там другая по сравнению с бихевиоризмом психология. Но далеко не в каждом педвузе есть кадры, которые могут работать в парадигме деятельностной психологии, и не все вузы могут внедрять этот стандарт, который, кстати, парадигмально очень близок к новым школьныи стандартам. Что делать? На мой взгляд, нужно делать то, что начинали когда-то при министерстве В.М. Филиппова, — создавать новое поколение учебно-методической литературы и срочно организовывать повышение квалификации преподавателей педвузов. Это надо делать срочно, пока у нас есть еще сильные школы, которые могут этим заниматься, потому что лет через 10 мы и их потеряем, и заниматься этим у нас будет некому.

Молодежь находит себе более интересные сферы деятельности как в интеллектуальном смысле, так и в финансовом. Многие талантливые ребята после аспирантуры, после педагогической или психологической, идут в другие сферы, идут в серьезный бизнес, многие и вовсе уезжают заграницу, возможностей сейчас для этого много, мир сейчас глобальный. А написать хороший УМК — это 2–3 года работы только с материалами, а потом еще 2–3 года — «обкатки» в школах, — это очень дорогая в финансовом плане работа. Деньги в федеральном бюджете на это не заложены. То же касается и программы повышения квалификации (ППС), раньше еще как-то вкладывали деньги, как раз под новые УМК, но сейчас и это перестали делать.

Что еще усугубляет и без того тяжелую ситуацию с педобразованием сегодня — школа перестала быть монополистом трансляции знаний. Сегодня есть Интернет и масса литературы, интерактивные формы самообучения, адаптивные тесты для проверки своих знаний и т.д. Если раньше учитель был Бог, отец, герой, а учебник — истина в последней инстанции, и, кроме школы, нигде больше знаний получить было нельзя, то сегодня все изменилось. Учитель становится организатором самостоятельной учебной работы школьника. Особенно эта проблема проявляется не в крупных городах и центрах, где родители могут найти хорошую школу и хорошего учителя, а на селе, где выбор хороших школ минимален, а хорошие учителя туда не поедут работать, и часто — один учитель на всю школу, который ведет сразу несколько предметов. О каком качестве преподавания и образования может идти речь и что делать детям и родителям из глубинки?

При этом надо понимать, что сегодня без интернет-ресурсов никуда и что этот учитель должен научить ребенка ими пользоваться, а значит, должен сам это уметь. А это могут далеко не все преподаватели. Ведь сегодня школа другая, требования у детей другие, а мы по-прежнему готовим учителей как во времена моей молодости. Лекционно-семинарская система продолжает доминировать в наших вузах, а потом молодой учитель приходит в школу и начинает воспроизводить эту систему там, потому что его так учили и по-другому он не умеет.

Сейчас Высшей школой экономики и Всемирным банком ведется исследование требований работодателей к компетенциям своих работников, и одно из первых требований — это умение совместно работать, но ведь мы этому не учим в наших педвузах. А ведь везде говорим о введении проектной деятельности в школе! В педвузах же то же самое! Есть надежда, что в рамках ВШЭ мы сможем что-то сделать в этом направлении, что-то изменить, но это не решение проблемы по всей России. Педобразованию сегодня нужен тщательный анализ, выделение тех «живых» точек, которые можно использовать в ходе модернизации и серьезные финансовые средства. Причем сегодня к педобразованию большинство чиновников, да и руководителей школ относятся негативно и если что-то предлагают, то только организационно. То слияние вузов, или создание суперобразовательных центров, куда хотят запихать и педучилища, и ИПК и пединституты, — ничего не изменит. Это как «милицию» в «полицию» переименовать: очень много суеты и разговоров, а суть та же осталась.

— Как Вы относитесь к ситуации с объединением школ?

— Суета вокруг объединения школ такая же, как с вузами, почему-то решили, что после объединения станет лучше. Сегодня сильные школы недовольны тем, что к ним присоединили слабых, — сильные дети будут уходить, слабые недовольны, что их присоединили к сильным — надо соответствовать уровню сильных школ, а возможности нет, родители недовольны, что разных детей объединили в одни классы и т.д. Ведь и в средней школе, для того чтобы «слить» всех со всеми, нужна сперва программа слияния и дальнейшего развития и обучения. Коллективы двух сливаемых школ должны были заранее сесть и спроектировать дальнейшую работу после объединения, а для этого нужно провести анализ, аудит, самообследование, понять реальную ситуацию двух школ. А сейчас пока все эти слияние делаются для отчетности властям: было 100 школ, а стало 80, план выполнен! Мой учитель, Георгий Петрович Щедровицкий, когда-то говорил: «Простое решение сложных проблем — это и есть фашизм». Мы сегодня нередко сложные проблемы пытаемся решать очень просто, и чем это кончается — известно.

— Как Вам видится ситуация с заменой кадров в педагогическом корпусе? Насколько это безболезненный процесс или существуют проблемы в этой связи, которые на сегодня не решаемы?

— В этом вопросе у нас палка о двух концах. Сейчас все направлено на выполнение указа президента о выравнивании зарплаты в регионах до средних экономических показателей. С одной стороны, это, конечно же, надо делать, но к чему это может привести: учителя не хотят уходить на пенсию и вообще не хотят уходить из школы. Получается, что, с одной стороны, в школе растет число пенсионеров, с другой — молодежи не попасть в школу, нет вакансий. Причем известно, что большая часть учителей работает не на одну ставку, а на две-три, — ситуация вовсе тупиковая. Что-то можно изменить, если будут приняты административные меры в отношении возраста педработников и их нагрузки. Например, учитель пенсионного возраста освобождается от преподавания, если только не доказана его исключительность как преподавателя, но при этом он может перейти на вспомогательные работы в школе, например, становится консультантом.

Другими словами, если мы хотим, чтобы пенсионеры в школе не работали, людям нужно либо повышать пенсии, либо, если он хочет остаться работать в школе, то ему нужно выделить направление не связанное с преподаванием. Отдельно нужно сказать про ИПК. На мой взгляд, нужно реализовать две серьезные задачи в этом направлении.

Первое. Перестать говорить про повышение квалификации раз в пять лет. Жизнь меняется намного быстрее, и повышать квалификации раз в пять лет бессмысленно. Сегодня очевидно, что без повышения квалификации новые стандарты не внести. Причем речь идет о массовой школе, и очевидно, что нужна так называемая кредитно-модульная система, когда человек ежегодно прослушивает курсы в течение недели-двух и набирает кредиты для этого самого сертификата о повышении квалификации. Да, выдаваться он может и раз в пять лет, но учиться человек должен постоянно. И ряд регионов это уже реализует.

Второе. Демонополизация институтов совершенствования учителей. В Самаре много лет назад была реализована система ваучеров на повышение квалификации.
В результате у учителей появлялся больший выбор направлений, предметов, по которым они могли повышать свою квалификацию, и больший выбор площадок, где это можно было сделать. Площадками для повышения квалификации должны быть не только специальные ИПК, но и обычные вузы, имеющие соответствующую сертификацию, и школы, которые также имеют разрешение на такой вид дополнительной деятельности, и где учитель в дополнение может получить возможность обмена опытом на действующей рабочей площадке. Такую систему надо вернуть.

Для меня система повышения квалификации — с одной стороны, обязанность государства по переподготовке учителей и директоров школ согласно изменениям, происходящим в системе образования. А с другой стороны, государство должно предоставлять систему сервисов для учителей и директоров школ. Понятно же, что у директоров малокомплектной сельской школы совершенно другая проблематика, нежели у директора крупного городского лицея или центра образования, эти сервисы должны быть ориентированы на конкретные потребности разных директоров разных школ. Сегодня у нас нет такой системы сервисов.

— Что сегодня, на Ваш взгляд, вызывает особую тревогу, если говорить о современном школьном образовании у нас в стране?

— Сегодня международные исследования нашей системы образования и честные результаты ЕГЭ показывают, что у нас есть большой процент учащихся, у которых уровень знаний ниже базового или порогового уровня. Что больше всего тревожит в этой связи? У нас практически все программы направлены на работу с одаренными или мотивированными детьми, а с «хвостом» у нас никто не работает. И разрыв между одними и другими с каждым годом все увеличивается. Но надо понимать при этом, что нашу будущую жизнь будут определять не те одаренные дети, которые смогут в будущем спокойно найти себе применение, реализацию или вообще уехать из страны благодаря своим мозгам. А тот самый «хвост», который никуда не уедет, останется в России, и это те дети, которые впоследствии будут задавать тон на Манежной площади, громить все вокруг на футбольных матчах и т.д., а у нас с ними нет работы. Да, мы их наказываем по-разному, но системной работы с ними у нас нет.

Школы оцениваются по работе с сильными учениками. Все рейтинги успешности оцениваются по работе с сильными детьми... У нас есть рейтинг работы слабых школ? Нет. Сегодня нам надо разрабатывать меры поддержки для школ, которые работают со сложным контингентом учеников. Если мы сейчас не займемся этим, этот разрыв будет увеличиваться и в каком обществе мы тогда будем жить?

Сегодня в школе приоритет отдается «натаскиванию на предмет», увы, этот тренд сформировался после появления ЕГЭ. Как не потерять за этим «натаскиванием» самого ребенка, ведь на второй план уходят вопросы обучения самообразованию, социализации, воспитания…

— Ситуация натаскивания возникла не с момента введения ЕГЭ, просто ЕГЭ проявило ее наиболее ярко. Но во времена моей учебы мы тоже последний год готовились к поступлению в вузы, а последние три четверти и вовсе отводились на повторение всей школьной программы, чтобы сдать выпускные экзамены в школе и вступительные в вузы. Сегодня этот «шаг» увеличился до двух лет. Но при этом, конечно, появляются проблемы: с переходом на тестовую систему решения задач, которые нужны для поступления, уходит практикум, пропадают лабораторные, самостоятельные работы по предметам. Это серьезная проблема, которую нужно решать, и в нашей Академии, и в ряде регионов разработаны варианты решения этого вопроса, но, к сожалению, в жизнь они пока не внедряются.

Что касается самореализации, самообразования, то в новых стандартах эти правильные слова уже вроде бы появляются — личностное развитие, метанавыки, универсальные учебные действия и т.д. Но давайте вспомним советские времена: кто занимался воспитанием и социализацией? Партия и комсомол, причем во многих случаях осмысленно и грамотно, в вузах — стройотряды, это тоже социализация, когда 18–19-летние ребята сами планировали производство, были научные общества студентов, спортивные сообщества, — все это способствовало социализации. А кто будет сегодня этим заниматься? Или мы хотим, чтобы «мариванна», у которой две ставки и пенсионный возраст, занималась социализацией, воспитанием и обучала самообразованию? Когда я работал в Рособрнадзоре, я слышал следующее предложение: «Давайте сделаем учителя ответственным за борьбу с наркоманией в школе»! Я говорю: «Как это? Как реально это будет происходить на практике?». Не надо школу делать крайней по всем этим вопросам! Нам нужна общая система поддержки детей разных групп.

Например, какой-нибудь старшеклассник не может освоить алгебру, он будет имитировать учебную деятельность, но учить этот предмет он не будет. И таких детей, непонимающих, много. Что все эти дети делают в школе? Какой идет процесс базовый? Они приходят в школу общаться, тусоваться, происходит и социализация, и какое-то воспитание…Школа к этому имеет отношение, но опосредованное, потому что это бесконтрольный процесс. А в школе должны быть все возможности для культурных форм самореализации подростка, должна быть система дополнительного образования. Поэтому решение этих проблем возможно только тогда, когда все общество начнет ими заниматься.

Школа никогда не победит ни Интернет, ни СМИ, ни молодежную современную субкультуру. Во многом это уровень государственной политики. И то, что сегодня Агентство по делам молодежи присоединили к Минобру, может быть, сдвинет этот процесс, но пока во всех проблемах нашего общества для многих виновата только «плохая» система образования. И мы из двух известных вопросов «кто виноват?» и «что делать?» пока обсуждаем только первый, ко второму мы даже не приступали.

 

Интервью провела Екатерина Терешатова.

   
 
 
 

07.11.2012  |  Просмотров: 5571  |  Комментариев: 0

Опубликовать в своем ЖЖ (Livejournal) Опубликовать в Твиттере Поделиться ВКонтакте Поделиться в Моем Мире Поделиться в Яндекс.Блогах Поделиться в Facebook

Для того, чтобы оставлять комментарии, вам нужно авторизоваться на сайте.

Если вы еще не являетесь пользователем этого сайта — самое время зарегистрироваться.

 
 


 

Новые интервью

Мокринский Михаил Геннадьевич

директор Международной школы «Летово»

Цандекиди Александр

генеральный директор компании «Музенидис Тревел»

Филонович Сергей Ростиславович

профессор, декан Высшей школы менеджмента НИУ ВШЭ

Поливанова Катерина Николаевна

профессор, доктор психологических наук, директором Центра исследований современного детства НИУ ВШЭ

Ленская Елена Анатольевна

декан факультета менеджмента в сфере образования Московской высшей школы социальных и экономических наук, кандидат педагогических наук

 


 

Самые популярные интервью

Волков Сергей Владимирович

учитель русского языка и литературы ГОУ ЦО № 57 г. Москвы, член Комиссии по развитию образования Общественной палаты РФ.

Ковалева Татьяна Михайловна

президент МОО «Межрегиональная тьюторская ассоциация», д.п.н., профессор кафедры педагогики МПГУ, руководитель тьюторской магистратуры

Рачевский Ефим Лазаревич

директор центра образования №548 «Царицыно», Народный учитель России, член комиссии Общественной палаты РФ по развитию образования

Ямбург Евгений Александрович

директор ЦО №109, г. Москва

Шимутина Елена Николаевна

Директор Института развития государственно-общественного управления образованием

 


 

Самые обсуждаемые интервью

Волков Сергей Владимирович

учитель русского языка и литературы ГОУ ЦО № 57 г. Москвы, член Комиссии по развитию образования Общественной палаты РФ.

Ямбург Евгений Александрович

директор ЦО №109, г. Москва

Поздяев Евгений Евгеньевич

Руководитель школы «Опыт нового поколения», автор игровых программ

Бунимович Евгений Абрамович

Уполномоченный по правам ребенка в г. Москве, Заслуженный учитель РФ

Иноземцев Владислав Леонидович

доктор экономических наук, директор Центра исследований постиндустриального общества

 


 

Все интервью пофамильно

Поздяев Евгений Евгеньевич

Руководитель школы «Опыт нового поколения», автор игровых программ

Аверкин Владимир Николаевич

Председатель Комитета образования, науки и молодежной политики Новгородской области

Адамский Александр Изотович

научный руководитель института проблем образовательной политики «Эврика», кандидат педагогических наук

Архангельский Александр Николаевич

телеведущий, писатель, ординарный профессор факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ

Болотов Виктор Александрович

вице-президент Российской академии образования

 

 
 

 

  Издательская фирма «Сентябрь»  
 

Журналы

Журнал руководителя управления образованием

Директор школы

Практика административной работы в школе

Юридический журнал директора школы

Практика управления ДОУ →

Книги

Библиотека журнала «Директор школы»

Электронные книги

Компакт-диски

Управленческий опыт

Нормотворческая деятельность

Методическая поддержка

Педагогика и психология

Интернет-проекты

Direktoria.Org

    

Интернет-магазин

Первый в России специализированный интернет-магазин для школьной администрации, методистов  и педагогов.
 

http://shop.direktor.ru


Директору
Завучу
Педагогу
Воспитателю

 

Заказ товаров через интернет и по телефону. Доставка почтой по России. Любые формы наличной и безналичной оплаты, наложенный платеж, платежные системы.

Новостные рассылки

Выберите интересные вам темы и подпишитесь на них, перейдя по ссылке:

Рассылки для руководителей образования →

    

Контакты

Телефон: (495) 710-30-01

Факс: (495) 710-30-02

Электронная почта: info@direktor.ru

Адрес и схема проезда

 

Авторам

Рекламодателям

Распространителям

Подписным агентствам

 

 

 

 

В социальных сетях:

Блог «Директора школы» на pedsovet.org Сообщество «Директор школы» в Живом Журнале Твиттер «Директора школы» Группа «Директор школы» Вконтакте Сообщество для руководителей сферы образования в Фейсбуке Группа «Директор школы» на Профессионалы.ru Сообщество «Директор школы» в МойМир
 

 

 
 



© ООО «Издательская фирма «Сентябрь».
Коммерческое использование материалов сайта запрещено. Некоммерческое использование допускается только при наличии ссылки на сайт.