Логин или email

Пароль

 
 
 

Регистрация   Напомнить пароль

 
 

 
 

Блоги

Блогеры   Лента   Популярные   Обсуждаемые  

Селектор Светлана Спартаковна

Эксперт-консультант , научно-методический журнал «Директор школы», Совет по публицистике, образованию, науке, культуре, творчеству МГОСП России, Межрегиональная Тьюторская Ассоциация

« Озарен лучом лицейским…» или «Святому братству верен я…»

Представляем читателям журнала интервью с Беленковой Аллой Ильиничной, автором книг об истории Царскосельского лицея и его директорах и воспитанниках, чьи имена и истории их семей на протяжении многих десятилетий составляют славу России.

Беленкова Алла Ильинична - директор уникального  музея  «А.С.Пушкин. Век ХХ» при Таллинском  русском лицеи,  исследователь, магистр филологии, один  из  авторов  сборника «Лицея  дружная  семья»,  автор книги «Святому  братству  верен  я…», книг о лицеистах Крузенштернах «И сила,  и слава», о лицеистах графах Бергах «Портреты Императорского Лицея» (Премия им. Северянина), статьи, переведённые на эстонский, немецкий, латышский и более двухсот статей в «Лицейской энциклопедии», изданной в СПБ. История книги «Святому братству...» продолжилась тем, что в этом издательстве вышел сборник стихотворений Пушкина на эстонском и русском языках с комментариями Беленковой А.И. Книгу издавали Таллин и Заповедник «Михайловское», член объединения  русских  литераторов Эстонии.

 

« Озарен лучом лицейским…»  или «Святому братству верен я…»

Книга Аллы Беленковой (Эстония) «Святому братству верен я…», на наш взгляд, значительно глубже заявленного подзаголовка (Памятная книга лицеистов Балтии). Это не просто истории жизни и характеров выпускников  Царскосельского  Лицея за его более чем 100-летнюю историю. Книга отличается такой вдумчивостью  изложения, исторической пунктуальностью и деликатностью цитирования личной переписки лицеистов, глубоким погружением в материал, хорошим литературным вкусом, что просто не сможет  не заинтересовать читателя. Но погрузившись в чтение, вы открываете для себя не просто историю жизни отдельных людей, но целый мир семьи, воспитания, отношения к своему предназначению, к служению обществу и своим идеалам, что хочется продолжить разговор с автором и задать вопросы, которые интересны многим читателям, но на которые нет прямого ответа в тексте. 

 

- История Императорского Александровского (Царскосельского) Лицея известна в России всем, как и его место в культуре, в создании некой основы для расцвета литературы в России. Однако мало кто задается вопросом о том, как долго существовал лицей, какова его история и история жизни его выпускников на протяжении более чем 100-летнего периода. Почему Вы заинтересовались этим вопросом, что дало такой импульс изучению истории лицея и как из работы над отдельными архивными материалами появилась целая картина жизни периода почти 200-летней давности. Что явилось движущей силой такой работы, исследования?

- Движущей силой стало огромное желание, чтобы наши ребята, учась в Лицее, узнали его историю,  прониклись интересом, нашли в далёком прошлом пример для себя. Неожиданным толчком стала традиционная  в нашей школе игра «Город». В этот день каждый класс представляет какой-то городской объект: кафе, парикмахерскую, комнату смеха, мастерскую и т.п. Мы решили «открыть» музей Пушкина. Материалы о поэте я собирала более сорока лет. Подошли к этому со всей серьёзностью: продумали экспозицию, тексты для экскурсоводов, родитель-дизайнер помог в оформлении. В день города все учащиеся, работники школы, гости получают по три талончика, которые они могут оставить в тех «городских местах», где им понравилось больше всего. В конце дня подсчитывают  талончики и выявляют победителей. Скажу честно, что была удивлена, хотя и обрадована нашей победой. По настоянию ребят и собственному желанию, пошла к директору  c,  просьбой  оставить музей в классе до конца года. Это был май – директор согласился. В конце учебного года на моё предложение создать музей в бывшей пионерской комнате, директор ответил согласием, но поставил условие: начнёт покрываться пылью – закрою сразу. Условие приняла. Открыли музей, стали ездить на посвящение в лицеисты в музей-Лицей Царского Села (Пушкин). Это тоже не так просто, а заслужила своими статьями, найденными в архиве материалами, выступлениями на конференциях. Став обладателями редких, а иногда и уникальных материалов, поняли, что ими надо поделиться, о наших находках надо рассказать. Так появились книги о лицеистах Крузенштернах, о лицейской династии графов Бергов. В них впервые были изданы письма директора Е.А. Энгельгардта  в переводе на русский язык. Потом в нашем лицее появился предмет «Лицейский час». Учебник под таким же названием написала я, иллюстрации создавал мой бывший ученик, а  вела этот урок  бывшая ученица нашего лицея. Вот такая лицейская преемственность.  Более чем через десять лет существования музея вышла книга «Святому братству верен я…».

- Что Вы, как автор замечательной и глубокой книги, ответили бы на вопрос о том, что оказало большее влияние на развитие способностей выпускников лицея: наследование интеллекта, воспитание в семье в соответствии с высокими стандартами или особенности образования в нем?

-Думаю, всё, что Вы назвали, оказывало влияние. Это  весомые составляющие. Обо всём, что касается обучения, воспитания в Лицее и в семье, я узнавала чаще всего не из книг о Лицее, а из переписки и воспоминаний лицеистов. Например, «лицейский» семейный архив графов Бергов (шесть воспитанников) насчитывает более тысячи листов. Первый из них начал учёбу, когда там ещё обучался Пушкин, а последний закончил  Лицей незадолго до его разгрома. Этот архив – готовое пособие по семейному  воспитанию, ненавязчивому, но регулярному развитию интеллекта ребёнка с самых ранних лет жизни. Немаловажно, что воспитанием и наставлением мальчиков в этой семье занимались именно мужчины.

Весьма экономные графы Берги  на  оплату домашних учителей не скупились. Принципом числом поболее, ценою подешевле не пользовались. Когда эти юноши из лифляндской провинции попадали в Лицей, они уже были подготовлены воспринимать то разнообразие  наук, которое предлагалось им в учебном заведении.  Показательны, поучительны и трогательны  письма бывших лицеистов семьи к будущим. В них не просто дифирамбы Лицею, а много рассуждений о необходимости пройти эту школу жизни, услышать  учителей, окунуться в атмосферу лицейского братства. Поэтому три этих кита: интеллект, семейное воспитание и особенности лицейского образования – вкупе дали немало выдающихся личностей да и просто благодарных школе людей, что немаловажно для начала жизненного пути.

-  В чем Вы видите ту исключительность воспитания и образования в Лицее, которая на протяжении более чем столетия давала России и миру столь необыкновенные имена (А.С.Пушкин, А.М.Горчаков, А.А.Дельвиг, Э.Берг,  И.Ф.Крузенштерн и другие)?

- Иван  Пущин в замечательных воспоминаниях о Лицее писал, что их лицейское шестилетие было смесью дельного и пустого. Точнее сказать трудно, зная, что в первые годы всё делалось на ощупь, экспериментально.  В Уставе говорилось, что образование будет общее и с преобладанием гуманитарных наук. Упор делался на развитие у воспитанников мышления! На занятиях учили не заучивать, а мыслить, не соглашаться бездумно, а рассуждать. Если надо, то и спорить. С мнением воспитанника считались, поэтому мальчишечьи сердца открывались навстречу благородным устремлениям наставников.

А какая резкая перемена в жизни, когда вдруг выясняется, что все шесть лет учёбы мальчики будут жить безвыездно в Царском Селе. Да, у каждого своя комнатка (келья, как они называли), но рядом никого из близких.  К этому добавились обязательная, «уравнивающая всех» форма и строгий режим дня. Воспитатели не оставляли питомцев без присмотра, но такт, деликатность создавали  иллюзию самостоятельности. Вот именно такой тандем: воспитание плюс образование и приносили успех. К сожалению, в наше время  о воспитании зачастую забывают, а образование без нравственных устоев, на мой взгляд, обесценивается.

- Более чем  двухсотлетняя история Лицея при неизменности особенных результатов его выпускников заставляет задуматься о том, как именно подбирали наставников для Лицея и что позволяло им сохранить преемственность подхода в работе с лицеистами?

- «Наставникам за благо воздадим,..», - написал Пушкин, воспитанник, закончивший Лицей 26-ым по успеваемости из 29 человек. В  Лицее Царского Села не было слова «учитель», а - «наставник», не «ученик», а – «воспитанник». Уже этими определениями  заложена цель обучения и воспитания.  В Уставе было определено:  при приёме наставников соблюдать всемерную осторожность в отношении их нравственности. Дальше уточнялось, что это необходимо как добрый пример юношеству, ими руководимому.  Профессорами Императорского Царскосельского Лицея были не умудрённые опытом, а молодые  выпускники престижных университетов того времени. Их молодость в сочетании с высоким образованием и жаждой сеять разумное, доброе, вечное стали важными составляющими успеха лицейского эксперимента.

 А. П. Куницын (26 лет), лучший выпускник Санкт-Петербургского педагогического университета, слушал лекции в Геттингене и Париже, как и  адъюнкт-профессор И.К. Кайданов (28). Первый преподавал нравственные и политические науки - название предмета говорит само за себя, второй -  историю, географию и статистику. Русскую и латинскую словесность читал Н.Ф. Кошанский, в 22 года (!) ставший доктором философских наук. С третьего года обучения  13-15-летним мальчикам преподавали теорию слога прозы и поэзии, теорию красноречия, эстетику. Педагоги Лицея сами создавали учебную литературу, предлагали воспитанникам то, что сегодня, вероятно, назвали бы авторскими программами.

Несмотря на разные перемены в уставе Лицея на протяжении его векового существования, курс «наук нравственных» оставался стержневым в формировании мировоззрения воспитанников. Правоведение, например, включало в себя изучение не только прав, но и обязанностей: если нарушены чьи-то права, значит, кто-то пренебрёг своими обязанностями.  Были случаи, когда, по настоянию воспитанников,  учителя удаляли из Лицея. Причина проста: никто не отменял важнейшее положение Устава: Лицей составляется из воспитанников и наставников нравственностью своею общее доверие заслуживающих.

-  В характеристиках лицеистов, написанных их наставниками, нет просто понятия прилежание, «отношение к учебе». Прочитав характеристику, сразу видишь личность и ее противоречия. Это скорее литературные портреты. Как автор книги, хорошо знающий особенности периода, связанного с первым лицейским выпуском, в чем Вы видите  истоки такого умения создавать из характеристик своего рода точные психологические, литературные портреты?

- Думаю, дело в особенности лицейского быта. Наставники жили при Лицее, общались с подопечными и в учебное время и после. Воспитанников принимали в доме директоров В.Ф.Малиновского и Е.А.Энгельгардта, в доме учителя музыки Теппера де Фергюсона, в семьях Царского Села. Там продолжалось воспитание-обучение: писали куплеты, сочиняли и пели песни,  читали стихи. Устраивались «посиделки» с наставниками. Жизнь была одной семьёй, поэтому портреты создавались «с натуры». С другой стороны, думаю, обладать наблюдательностью и быть психологами входило в мерило профессиональной пригодности наставников Лицея.

-  Известна история о вручении большой и малой золотой медали.

- Это одна из интереснейших и показательных историй. Золотые медали вручались  только две: Большая и Малая. На первом курсе Большую  заслуживали  два воспитанника: князь Александр Горчаков и Владимир Вольховский. Ни в трудолюбии, ни в оценках, ни в знаниях молодые люди не уступали друг другу, но соученики  решили, что Большую медаль должен получить небогатый, без высоких связей Вольховский, мечтавший о военной карьере. С мнением однокурсников согласился и сам Горчаков, высокородный и тщеславный князь, который впоследствии признавался, что в молодости был так честолюбив, что одно время носил яд в кармане, решаясь отравиться, если обойдут местом.  Но законам лицейской дружбы подчинился безоговорочно.

Лицейская медаль – самая дорогая память о Лицее. В переписке лицеистов (архив Брюсселя) приводится  несколько случаев, когда в эмиграции бывшие лицеисты продавали свои медали, чтобы помочь бывшим однокурсникам.

- В книге очень много писем, поражающих своим литературным языком и истинной вдумчивостью, серьезным отношением к жизни. Не кажется ли Вам, что эпистолярный жанр очень хорошо развивает не только слог, но и мысль. И, соответственно, что Вы думаете о влиянии компьютерной переписки на речевое развитие молодежи?

- Если бы от меня что-то зависело... Но во время музейных уроков и экскурсий, знакомя с лицейской жизнью, я обязательно цитирую письма Пушкина, лицеистов, их современников. Это работа кропотливая: надо подобрать тексты, чтобы были понятны, чтобы находили отклик в душах сегодняшних слушателей, вызывали интерес.  Самые дорогие для меня моменты, когда мальчишки, побывавшие на экскурсии, приносят мадригалы, эпиграммы. На волне этого неожиданного интереса стала просить написать письма на «забытом» русском языке. Пишут. Не могу сказать, что желающих много, но они есть. Это радует.

Компьютерная переписка, мне кажется, даже не так страшна, как безграмотная речь дикторов, запись учителя в дневник с просьбой «приДти», с жалобой на «опАздание» или когда учитель позволяет себе «молодёжные вольности» в языке. Наблюдая за молодёжью,  всегда убеждаюсь, что правильная, грамотная, красивая речь не оставляет их равнодушными. Они слышат и слушают, и наша задача не «омолаживаться» сленгом, а вести за собой, увлекая и заинтересовывая. Трудно? Да, очень. «Против нас» технический прогресс, но я бесконечно радуюсь и очень надеюсь,  что не всё потеряно. Сейчас в музее готовлю экскурсоводов из восьмого класса, с которыми вместе читаем работы Ю.М.Лотмана.  В конце этого учебного года в музее устроили выставку письменных принадлежностей «Я к вам пишу…» Нам несли перьевые ручки, тетрадки 40-х, 50-ых и т.д. годов. Мы собрали свои музейные чернильницы, работники заповедника Михайловское поделились своими.  Получившегося ажиотажа не ожидали. Двери в музей не закрывались в течение двух недель выставки. Представьте себе, что некоторые ребята впервые видели промокашку, пресс-папье да и обычные перьевые ручки, которыми ещё мы писали. О кляксе и возможности её «трагического» появления не знали более половины, а перочистку не «узнал», да и слово не знал,  ни один молодой посетитель  выставки (за две недели через музей прошло более тысячи человек). А как слушали о фронтовых письмах-треугольниках (с музеем поделилась ими одна семья). Сколько интереса было на уроках к поискам письменных принадлежностей на картинах русских художников! Так что не только перья-ручки, но и И.Е.Репин, П.А.Федотов, Н.Н.Ге и десятки других художников стали известны и интересны ребятам. На уроках русского языка работали с Письмовником 19 века, зачитывали оттуда письма по разным поводам, искали письма в произведениях литературы, писали свои. В начальной школе – уроки каллиграфии. И всё это через музей, ненавязчиво, интересно и необходимо. Такие проекты дорогого стоят.

- На Ваш взгляд, что именно: личности людей, стоявших во главе Лицея, идея, стоящая в основе его создания или еще какие-то факторы повлияли на появление феномена Пушкинского лицея?

- Конечно, без личностей, способных заинтересовать воспитанников, прислушаться к мнению молодёжи, повести за собой, Лицей бы не стал особой школой. Здесь бесценна заслуга первых директоров, В.Ф.Малиновского и Е.А.Энгельгардта, живших заботой о Лицее, как о своём доме. Энгельгардт до самой смерти переписывался с бывшими  воспитанниками, помогал, оставался их наставником.  Впоследствии Лицей был силён и гордился сохранёнными традициями братства и служением высокой идее - «Для  общей пользы».  Сейчас могут сказать, что это просто громкие слова. Вот этим они и отличались  от нас, теперешних, что мы не следуем этим понятиям, считая их надуманными. Узнав о разгроме и закрытии Лицея, бывшие воспитанники вышли на улицы  революционного Петрограда, чтобы гордо пройти по ним  в «буржуйской» лицейской форме. А касса взаимопомощи, которая послужила одним из аргументов для открытия «Лицейского дела»? Их расстреливали за то, что лицейскими были и будем, как писал один из  выпускников 1917 года.

- Как Вы думаете, каким  образом идея братства сформировалась и затем передавалась или поддерживалась в Лицее? И как ее не обесценили всегдашние детские шалости и насмешки относительно друг друга? Как соотносились эти две реальности?

- Меня всегда удивляло даже не то, как смогла сформироваться идея братства, а как она передавалась (не насаждалась!) от курса к курсу, от поколения к поколению. По поводу первого курса понять легко: мальчишки неожиданно оказались вне семьи, рядом были замечательные наставники. Для душевного комфорта, к которому мальчики всё-таки привыкли дома, надо было среди однокашников найти «своего человека».  Думаю, сближению очень помогали общие интересы, жизнь бок о бок, что для дворянских детей было ново. Ребячьи шалости, детская безжалостность проявлялись и в Лицее – без этого не бывает. Сколько насмешек, непонимания перенёс Кюхля (Кюхельбекер), но как только пришло время расставаться, так именно к нему обратился Пушкин: Мой брат родной по музе, по судьбам. Наверно, никого столько раз не вспоминал добрым словом в далёкой Сибири Кюхельбекер, как Пушкина, который, рискуя своей свободой, помогал сосланному другу. После смерти Кюхли в его вещах обнаружили сундучок с дорогими для него вещами: портрет матери, письмо отца, застёжку от манишки Пушкина и его же последнее письмо и померанцевый листок с гроба однокурсника Н.Корсакова.  Память о родителях и братьях по Лицею в одном сундучке.  А «лицейское» пианино от всех первокурсников для дочери Пущина, которому, кстати, рискуя карьерой, князь Горчаков привёз паспорт для побега. Но Пущин отказался: рядом в одиночке находился Кюхельбекер, которому никто не мог помочь. Этот закон лицейского братства работал и после закрытия Лицея в 1917 году. Тысячи писем бывших воспитанников хранятся в архиве Брюсселя. В них делятся секретами, договариваются, как помочь тем, кто не в силах прокормить семью, болен и т.п. Так помогли семье внука Пушкина в Брюсселе. Лицейская касса  взаимопомощи систематически действовала в зарубежье. Ухитрялись оказать помощь и тем, кто был в России. Когда умер последний лицеист, на празднование 19 октября стали собираться дети, внуки. Во встречах участвовали и те, кто не закончил по какой-либо причине Лицей, примкнули к празднованию и выпускники других учебных заведений России. Чего стоят письма с просьбой переслать в спичечном коробке лицейскую землю, дышащую нашим братством, как писал лицеист А.Терне.  А письмо Миши Шильдера, обнаруженное мной в архиве Брюсселя и полностью приведенное в книге! Это страшная трагедия и высота духа впоследствии расстрелянного лицеиста. Вместо того чтобы спрятаться под личиной не лицеиста, он открыто спасает лицейский музей. Перечислять примеры лицейского братства могу бесконечно. Это какая-то особая «лицейская прививка» на всю жизнь. Надо учить законам товарищества, как бы сложно не было. Начинать надо с самых ранних лет. Опять-таки говорю прописные истины, но именно их мы и не должны растерять.       

-  Вы  талантливый исследователь, энтузиаст, кто  помогал Вам  в  работе?

- В музее  побывала  министр  культуры Эстонии. Осмотрев  экспозицию,  она  сказала: «Слов нет. Не ожидала. Могу ли я чем-то помочь? Есть ли у Вас какая-то мечта?»  Ответила: «Мечтаю издать книгу  к  200-летнему юбилею Царскосельского Лицея". Мне не было стыдно попросить: я честно и кропотливо более 20 лет собирала материалы  по архивам  России, Эстонии, Великобритании, Бельгии, Германии, Польши, Америки. Разыскала семьи потомков лицеистов, одаривших меня семейными реликвиями.  Это всё просто обязано появиться на свет. Уже через неделю министр Лайне Рандъярв сообщила мне, что в издательстве меня ждут. Книга успела выйти к знАчимой лицейской дате.

-  Расскажите о личностях директоров Лицея

- Если имеете в виду только тех, кто был при Пушкине, то я их уже упоминала: без этого не обойтись, говоря о Лицее. Благодаря и  В.Ф.Малиновскому и Е.А.Энгельгардту, Лицей стал таким значимым и навсегда единственным в своём роде. Первый директор, В.Ф.Малиновский, так рано ушедший из жизни, оставил сиротами (жена умерла за два года до него) и своих шестерых детей, и лицейских воспитанников. Это был образованный человек, выпускник философского факультета Московского университета. Полиглот. Кстати, писал стихи и прозу на европейских и восточных языках.  Как педагог и директор он стремился прививать воспитанникам широту взглядов, приучал мыслить самостоятельно. Всё так просто, правда? Одна из его любимых фраз была: воплощайте в жизнь идеи добра, живите для общей пользы. Эти слова «Для общей пользы» стали девизом Лицея: они запечатлены и на лицейских медалях, и на гербе. Не каждому наставнику дано разбудить души прекрасные порывы, проповедуя гуманные идеи. Малиновскому это удавалось. Вольнолюбивый дух, заложенный первым директором, витал над Лицеем. Е.А. Энгельгардт подхватил эстафету только через полтора года после смерти Малиновского.  За эти полтора года и.о. директора менялись трижды. Значит, не так просто было руководить Лицеем. В письмах Энгельгардта родителям  воспитанников, кстати, те же замечательные портреты-характеристики, о которых говорили до этого. В них директор – добрый друг и наставник и детей, и  родителей. Энгельгардт в них не только хвалит, но и высказывает какое-то недовольство.  Однако тут же даёт советы, как воздействовать на юношу, чем они, близкие, могут помочь и ему, директору, и своему ребёнку.  За сто лет существования Лицея директорами  были 16 человек. Мне кажется, что первые, Малиновский и Энгельгардт, стали примером для подражания, но каждый последующий директор тоже заслуживает добрых слов. Это и сын известного адмирала, Фердинанд Фердинандович Врангель, оставивший замечательные записки о Лицее и добрую память о себе. Это выпускник Лицея (золотая медаль) А.П.Саломон. Последний директор, генерал-лейтенант В.А.Шильдер, умерший в тюрьме, будучи  арестованным по «лицейскому делу».

-   В чем Вы видите миссию Лицея?

- Первый директор В.Ф.Малиновский  писал, что видит назначение Лицея  в воспитании высоконравственных людей. Самое печальное, что  в наше время высокая миссия образования чаще всего низводится до предоставления образовательных услуг. Законы рынка и  законы нравственности, на мой взгляд, две вещи несовместные. Рынок играет по своим правилам.  Школа же должна  идти своей дорогой.

Взрастить  интеллектуальную элиту – миссия высокая и достигаемая, но требующая продуманной системы образования и воспитания.  Не так много учебных заведений, чьё доброе имя знакомо широкой публике, и уж совсем непросто припомнить школу, память о которой  жива спустя долгие годы после прекращения её существования не только в душах  выпускников. Лицейская система обучения тому пример.

- Вы    часто  говорите об архивах.  Прозвучали и Бельгия, и Америка, не говоря уже о России и Эстонии. Чем они интересны для изучения истории Лицея?

-Поиск в архивах - это сложная, но настолько увлекающая и увлекательная работа. Самый главный архив для моих поисков находится в Брюсселе. В 1939 году бывшие лицеисты, собрав более пяти тысяч документов и замечательную библиотеку лицейских воспоминаний, сдали их на хранение в Королевский музей армии Брюсселя. Это ещё одно доказательство лицейского братства и любви  к alma mater. Езжу туда ежегодно более десяти лет. Перечитала бОльшую часть писем. Узнаю много нового о Лицее, его внутренней жизни, о взаимоотношениях воспитанников и наставников, о директорах Лицея. Обнаружила там замечательные воспоминания внука В.Кюхельбекера – Виктора. Через сто лет после их написания они увидели свет  с моими  комментариями в альманахе «Пушкинский музеум».  Кроме  поисков в архивах, разыскиваю потомков  лицеистов. Это непростая, но интереснейшая и благодарная работа.  За пятнадцать лет поисков удалось отыскать более двадцати человек. К примеру,  побывала в Оксфорде у 89-летней  дочери лицеиста Ивана Бенкендорфа (это он был мужем известной Муры Бенкендорф-Закревской-Будберг). В Берлине состоялась встреча с  96-летней  внучкой лицеиста Пауля Крузенштерна, в Любеке – с дочерью лицеиста Бенкта Штакельберга (91 год).  Подружилась и познакомилась с потомками Крузенштернов, Бергов, Врангелей в разных городах России.  Всех не перечесть! Эти знакомства, подарившие радость встречи и мне, и потомкам, незабываемы. 

 

- Вы создатель музея «А.С. Пушкин. Век ХХ» при Русском Лицее в Таллине, лауреат Пушкинской премии Эстонии (2008), награждены Пушкинской медалью Международного Пушкинского фонда (Брюссель,2009).  В чем особенности  музея, который Вы создали?

- Музей, носящий имя великого русского поэта, обязывает, поэтому  мы искали свою дорожку к поэту. Открыли мы музей второго марта: день венчания А.С.Пушкина и  Н.Н.Гончаровой.  Бабушка Натальи Николаевны родилась в Дерпте (Тарту), а дед Пушкина, Осип Ганнибал, – в Ревеле (Таллин). К тому же прадед поэта, Абрам Ганнибал, венчался в Ревеле. А ещё так сложилось, что каждый 4-ый лицеист был связан рождением, происхождением, службой с Балтией. Эта «традиция» началась с первого курса. Кстати,  в этом огромная заслуга родившегося в Риге директора Энгельгардта.  Мы имеем много архивных материалов, немало портретов, предметов, подаренных музею многочисленными потомками лицеистов из разных стран. Александр Александрович Пушкин, праправнук поэта, живущий в Брюсселе,  одарил нас портретом Пушкина, хранившимся в их семье.  Ежегодно, уже в течение десяти лет, он с женой приезжает к нам в марте на очередную годовщину музея. Многочисленные награды музея говорят о том, что наше дело необходимо, интересно и способствует интеграции.

- Поскольку речь идет о ценностях гуманистических, о талантах и их развитии, что бы Вы хотели пожелать директорам современных школ, читателям журнала «Директор школы»?

- Не думаю, что я буду оригинальна: от всей души пожелаю следовать лицейскому девизу «Для Общей Пользы». Тем более, что приносимое этим благо доказано двухсотлетней историей Императорского Лицея. Дорогие  директора  и все  заинтересованные  коллеги, будем  рады видеть  вас у себя.

-  Над чем работаете сейчас?

-Работаю сразу по нескольким направлениям. Во-первых, продолжаю работу над темой «Тайна лицейского собрикета» (собрикет (фр.) – прозвище). Выступила с этой темой на конференции в Царском Селе и получила множество просьб продолжить эту тему. Действительно, ещё одна из лицейских традиций - давать прозвища друг другу, учителям сохранилась - перефразирую поэта - от Пушкина до наших дней. В этом вроде бы дурачестве обнаружилось столько значимости, наблюдательности, знаний и, думаю, любви и уважения друг к другу, хотя иногда и откровенного подтрунивания или даже критики. Кстати, собираю материалы и для большой статьи о директорах Лицея. Они того заслуживают.

Москва – Таллин

Интервью провела Светлана Селектор.

   
 
 
 

19.10.2016  |  Просмотров: 2239  |  Комментариев: 0

Опубликовать в своем ЖЖ (Livejournal) Опубликовать в Твиттере Поделиться ВКонтакте Поделиться в Моем Мире Поделиться в Яндекс.Блогах Поделиться в Facebook

Для того, чтобы оставлять комментарии, вам нужно авторизоваться на сайте.

Если вы еще не являетесь пользователем этого сайта — самое время зарегистрироваться.

 
 


 

Новые записи

 


 

Самые популярные записи

 


 

Самые обсуждаемые записи

 

 
 

 

  Издательская фирма «Сентябрь»  
 

Журналы

Журнал руководителя управления образованием

Директор школы

Практика административной работы в школе

Юридический журнал директора школы

Практика управления ДОУ →

Книги

Библиотека журнала «Директор школы»

Электронные книги

Компакт-диски

Управленческий опыт

Нормотворческая деятельность

Методическая поддержка

Педагогика и психология

Интернет-проекты

Direktoria.Org

    

Интернет-магазин

Первый в России специализированный интернет-магазин для школьной администрации, методистов  и педагогов.
 

http://shop.direktor.ru


Директору
Завучу
Педагогу
Воспитателю

 

Заказ товаров через интернет и по телефону. Доставка почтой по России. Любые формы наличной и безналичной оплаты, наложенный платеж, платежные системы.

Новостные рассылки

Выберите интересные вам темы и подпишитесь на них, перейдя по ссылке:

Рассылки для руководителей образования →

    

Контакты

Телефон: (495) 710-30-01

Факс: (495) 710-30-02

Электронная почта: info@direktor.ru

Адрес и схема проезда

 

Авторам

Рекламодателям

Распространителям

Подписным агентствам

 

 

 

 

В социальных сетях:

Блог «Директора школы» на pedsovet.org Сообщество «Директор школы» в Живом Журнале Твиттер «Директора школы» Группа «Директор школы» Вконтакте Сообщество для руководителей сферы образования в Фейсбуке Группа «Директор школы» на Профессионалы.ru Сообщество «Директор школы» в МойМир
 

 

 
 



© ООО «Издательская фирма «Сентябрь».
Коммерческое использование материалов сайта запрещено. Некоммерческое использование допускается только при наличии ссылки на сайт.