Логин или email

Пароль

 
 
 

Регистрация   Напомнить пароль

 
 

 
 

Материалы

Новые   Популярные   Обсуждаемые   Все

Агрессивность школьников глазами учителей

Собкин Владимир Самуилович, профессор, академик РАО, директор Института социологии образования РАО, Москва

Существуют определенные закономерности в оценке учителем конфликтов между учениками, учитывая которые директор сможет адекватно разрешать конкретные ситуации. Особенно важно довести приведенные здесь данные до сведения родителей школьников.

 

В опросе, о котором пойдет речь, участвовали 90 учителей-женщин. Им предлагалось описать запомнившийся случай агрессивного отношения учеников друг к другу, свидетелями которого они были. Описывая его, следовало указать возраст участников конфликта, суть столкновения и форму проявления агрессии. А также ответить на ряд уточняющих вопросов.

Анализ полученных в опросе материалов позволил выделить четыре типа конфликтного взаимодействия: мальчик — мальчик, мальчик — девочка, девочка — девочка и ученик — группа. Чаще всего учителя дифференцировали участников конфликта как «зачинщика» и как «жертву».

Зачинщики и жертвы: штрихи к портрету. Типичный зачинщик, по мнению учителей, — это самоуверенная, сильная личность, предпочитающая агрессию как наиболее удобный способ разрешения конфликта. Зачинщики обычно «вспыльчивые», «взрывные», «неуравновешенные», «ведут себя вольно», «резки во взаимоотношениях», «нетерпимы к недостаткам и мнениям других», «нарушают дисциплину», «на уроках часто отвлекаются», «выкрикивают из-за парты», но в то же время они «смелые» и «активные». Более редкий тип агрессора — замкнутый и раздражительный. А «жертвы», с точки зрения учителей, чаще сдержанные, уравновешенные, спокойные, имеют ровные отношения с одноклассниками, застенчивые, с заниженной самооценкой и физически слабее сверстников.

Об интеллектуальных качествах конфликтующих, или об «успеваемости», по выражению учителей, чаще упоминается при описании ситуации девочка — девочка. При этом уровень развития зачинщиц характеризуется как высокий или как низкий; а «жертв» — только как средний.
В конфликте типа ученик — группа учителя-женщины чаще обращают внимание на «жертву», а группа практически всегда остается «без лица».

Формы проявления агрессии.  Агрессивное поведение учащихся проявляется как физическая, вербальная и косвенная агрессия. Физическая доминирует в ситуациях мальчик — мальчик; это подтверждается и выводами других исследований. Основной вид агрессивного поведения — драка: «не выясняя причины, ударил в лицо, разбив губу в кровь»; «А. накинулся на В. и стал его бить». Уступая мальчикам в физической силе, девочки реже применяют физическую агрессию, что вполне вписывается в традиционный стереотип женского поведения.

Учителей поражает жестокость физической агрессии подростков, особенно в конфликте мальчик — девочка: «ударил ее в грудь кулаком, «чтобы не обзывалась», как он потом объяснил»; «набросился на девочку, зажал ей горло рукой и придавил»; «открыто, при всех повалил ее на снег и стал бить». Но если в конфликте мальчик — мальчик применение физической агрессии и зачинщиками, и жертвами учащается вместе с возрастом участников, то в ситуации мальчик — девочка она наблюдается значительно реже и чаще исходит от зачинщика/цы. А у «жертв» она заметно снижается на рубеже 5–7-го класса.

В конфликте ученик — группа физическая агрессия не столь распространена, но к ней чаще прибегает группа. Иными словами, здесь мы имеем дело с буллингом. Выраженной физической агрессией со стороны группы характеризуется треть конфликтов ученик — группа. Это очень высокий процент. Но встречаются и описания агрессии против всей группы со стороны ученика: «Ученик схватил зонт и начал ходить по классу и бить им детей».

В конфликте девочка – девочка физическую агрессию часто используют и зачинщицы, и «жертвы», но только в начальных и старших классах; а в 5–7-х таких случаев немного.

Вербальная агрессия явно доминирует в ситуации девочка — девочка; высока она и в конфликте мальчик — девочка. Основные формы вербальной агрессии: угрозы, крики, ругань. По мере взросления девочек частота применения ими вербальной агрессии падает. Максимальные значения по этому показателю — в начальных классах. Следовательно, учителя больше реагируют на проявление вербальной агрессии у девочек младшего школьного возраста. По-видимому, педагогов поражает сам факт использования маленькими девочками грубых слов и выражений. Подобные случаи учителя отмечают экспрессивными фразами вроде «Такой дикий ор и вопли!».

Косвенную агрессию используют в основном зачинщики в конфликте девочка — девочка, но реже, чем физическую и вербальную. Распознать эту агрессию труднее: она может принимать совсем безобидные, на первый взгляд, формы: «хлопнуть дверью, пнуть пакет, смять тетрадь, порвать учебник». Но встречаются в описаниях и особо изощренные: «подкидывал фотографии с изуродованным, исцарапанным лицом девочки, заставлял одноклассников делать нецензурные надписи в подъезде девочки».

Причины агрессии. Среди поведенческих причин учителя выделяют следующие:

— демонстрация физического превосходства («самоутвердиться за счет грубости и силы, унизить кого-то, чтобы возвыситься самому»);

— сохранение личного достоинства и месть за «унижение и оскорбление»;

— борьба за высокий статус в группе.

Значительно реже причину агрессии видят в личности ребенка и чаще объясняют ею мотивы зачинщика. При этом говорят об эмоциональной неустойчивости и низком уровне самоконтроля: мол, еще не умеет контролировать свои эмоции и руководить своим поведением в конфликтных ситуациях.

Социальным факторам педагоги не уделяют особого внимания, хотя порой и пишут, что агрессии способствовало подстрекательство, ценностные установки, предрассудки, влияние СМИ (в частности, сцены насилия и эротики по ТВ), общение с «плохой» компанией. Основной социальной причиной считают неблагополучную атмосферу в семье и неправильное воспитание: «отец не работает, пьет, поднимает руку на домочадцев»; «за непослушание в школе мать часто бьет и ругает ребенка, внушая ему, что он «испорченный» человек»; «поднять руку на девочку может мальчик из неполной семьи или из семьи, где отец бьет мать».

Конфликт с проявлением агрессии учителя стараются сразу же разрешить имеющимися в их арсенале способами. Но о дальнейшем взаимодействии участников конфликта думают мало. Им важнее способ скорейшего завершения конфликта. Зачастую этот способ — извинения участников, иногда взаимные, но в основном вынужденные и публичные: «В конце классного часа попросил прощения, но сквозь зубы»; «ученики извинились друг перед другом в присутствии родителей, а свое общение потом старались свести к минимуму».

Реакция сверстников на конфликт, судя по описаниям, варьируется между агрессией, порицанием, осуждением, поддержкой и сочувствием. Иногда она неоднозначная, но чаще отрицательная. Класс осуждает и порицает в основном зачинщиков. Например, зачинщика-мальчика в конфликте с девочкой. Это вполне ожидаемо: традиционная социальная модель мужского поведения предполагает защиту и уважение, а не нападение на слабый пол. Сочувствие и поддержку вызывают «жертвы» конфликта девочка — девочка. Отмечается и равнодушная реакция, особенно среди старшеклассников: «Ребята участия в ссоре не принимали, молча занимались своими делами».

Семьи участников конфликта. Подчеркивается, что часто агрессивно ведут себя дети из благополучной, полной, обеспеченной семьи. Родители с головой уходят в работу и внимание к детям компенсируют лишь материально, потакая их «манипуляциям». В результате у детей нарушаются ценностные и нравственные ориентиры. Например, одна из причин агрессии между девочками — зависть из-за невозможности быть модной. Реже фиксируются конфликты, обусловленные явным социальным неблагополучием (неполная, бедная семья).

Реакция родителей и способы разрешения ими конфликта. Основные эмоции родителей, вызванные агрессией, — возмущение и негодование: «Папа ничего не хотел слушать, говорил, что у него очень хороший ребенок, а во всем виноваты учитель и ученики». Часто одобряют, поддерживают и защищают своего ребенка независимо от его роли в конфликте: «… каждая мама выгораживала своего сына». Если же мальчики обижают девочек, то реакция обычно негативная. Это вполне ожидаемо, поскольку подобная агрессия культурно табуирована: общество требует от мальчиков определенного отношения к девочкам. Различны и действия родителей по контролю над поведением ребенка в конфликте. Одни стараются не вмешиваться и позволяют ребенку вести себя, как он хочет, или вообще не обращают внимания на его поведение. Другие часто вмешиваются, поощряя (за поведение, соответствующее социальным нормам), либо наказывая (за неприемлемое поведение). Есть даже описания суровых родительских наказаний.

Но больше родители используют разъяснительные воспитательные беседы; защиту своего ребенка (обращение к директору, жалобы учителю, обращение в милицию); попытки примирить детей. Разъяснительные беседы чаще ведут родители «жертв». По-видимому, так они выражают свое недовольство тем, что их ребенок оказался замешан в конфликте и повел себя агрессивно, а не мирно, как ожидалось. А может, стремятся компенсировать психическую травму «жертвы». Защиту применяют в основном родители «жертв» групповой агрессии и конфликта девочка — девочка. Стратегии примирения («папа М. лично извинился перед родителями Н., пообещав объяснить сыну, что физическое действие не выход из положения»; «родители приходили, просили друг у друга извинения») характерны для ситуации мальчик — девочка и для родителей «зачинщика».

По описаниям учителей можно сделать вывод, что родители всегда активно вовлечены в разрешение конфликтных ситуаций.

Моральная оценка учителем действий родителей. Родители очень эмоционально реагируют на страдания своего ребенка и в большинстве случаев винят в них школу. Критикуют стиль преподавания, несправедливое отношение к ученикам. А учителя оправдывают себя и отвергают обвинения в некомпетентности. По их мнению, причины агрессивного поведения детей не в погрешностях преподавания или школьных правил: сначала родители должны изменить свой подход к воспитанию ребенка. Возникает замкнутый круг: учителя предъявляют претензии родителям и их детям, а родители — учителям. Ответы учителей показывают их явную склонность критиковать учащихся и их родителей. Однако в большинстве случаев оценки учителей направлены не на личность ребенка или его родителей, а на их поведение в конфликте. Например: «Отец одного из мальчиков знал о предстоящей драке и не предотвратил ее»; «по мнению родителей, ребята поступили правильно: правда должна быть с кулаками»; «вместо того чтобы поговорить с сыном о его долге не сбегать с уроков, родители были на стороне сына». Описываются и случаи оскорбления родителями классного руководителя.

Учителя о своем отношении к конфликту между учениками. Описывая конфликт между учениками, учителя, как правило, избегают обращаться к научной терминологии и используют в основном бытовые штампы и стереотипы. Только в описаниях конфликта ученик — группа научные термины встречаются почти в каждом втором случае. Это дает основания для вывода о том, что педагоги практически не обращаются к научным знаниям по проблемам агрессии, возрастных психологических особенностей детей, к психолого-педагогическим понятиям. Лишь случаи групповой агрессии (буллинг) они пытаются осмыслить и описать в логике социально-психологических закономерностей.

Учителя не склонны также приоткрывать свои переживания, вызванные конфликтами между детьми. Наиболее частые их эмоциональные реакции: удивление и потрясение; возмущение, негодование, гнев и раздражение; беспокойство, тревога, страх. Причем повышенная эмоциональность проявляется только при описании конфликтов между девочками: «Меня потрясла их агрессивность и бесцеремонность в выражениях»; «был страх за обеих, удивление, отвращение, ужас». Этот факт можно объяснить, во-первых, нарушением стереотипов о должном социальноролевом поведении, а во-вторых, своеобразным проявлением полоролевой идентификации с девочками. Драки и сквернословие между девочками — нечто совершенно неприемлемое для традиционной модели социальноролевого поведения. Повышенное беспокойство, тревогу и страх вызывает и агрессия в конфликте мальчик — девочка, также связанная с нарушением традиционной полоролевой модели поведения. При этом непонятно, что больше беспокоит учителей: то, что поднимают руку на слабый пол, или же то, что девочка не уступает мальчику в агрессивности, грубости, жестокости.

В целом вывод такой: нарушение традиционной модели социальноролевого поведения вызывает у учителей негативные эмоциональные переживания. Агрессия между мальчиками вызывает их в два раза реже.

Как ведет себя учитель во время конфликтного взаимодействия учеников? Пресекает их агрессивные действия? Вмешивается или самоустраняется, не вмешивается? Чаще учителя вмешиваются в конфликты мальчик — мальчик, мальчик — девочка, ученик — группа. А в конфликты между девочками — очень редко. В первых трех ситуациях агрессия проявляется в основном как физическая, это, на наш взгляд, и объясняет частоту вмешательства учителей. А в конфликтах между девочками агрессия чаще вербальная, и учителя-женщины ее просто пресекают: «Пыталась разнять, потом облила водой»; «пресекла ссору, отправила умыться, побеседовала с умным, накричала на сильного»; «чуть не силой пришлось их разнять и успокоить».

Способы разрешения конфликта учителем. Со слов учителей, они не оставляют без внимания практически ни одной конфликтной ситуации и используют достаточно широкий арсенал способов для ее разрешения: обсуждение на классном часе, включение участников конфликта в совместную деятельность. Особое внимание — работе с родителями: беседы с родителями обоих участников конфликта, обсуждение случившегося на собраниях, посещение семей участников конфликта. Кроме того, привлекается психолог, социальный педагог, используется тренинг, ролевые психологические игры, обращение к администрации школы и в детскую комнату милиции. Ну а чаще всего ведутся разъяснительные беседы (совместные и индивидуальные) с учениками по поводу конкретного агрессивного поведения и выясняется, что случилось и почему. Причем чаще по ситуациям ученик — группа и мальчик — девочка. К беседам реже прибегают в старших классах и в конфликте девочка — девочка. С девочками младшего школьного возраста разъяснительная беседа проводится обязательно, а старшего — лишь в 26%. Возможно, это связано со снижением авторитета учителя-женщины для старшеклассниц. Но для конфликта между мальчиком и девочкой этот показатель по мере взросления учащихся существенно увеличивается.

Более чем в половине случаев учителя информируют о конфликте родителей, привлекая их для разрешения ситуации. Исключение составляют конфликты между учеником и группой.

Количество привлечений «третьей стороны»: администрации школы, психолога, социального педагога, обращение в детскую комнату милиции — растет при переходе учеников в подростковый возраст, особенно в ситуации мальчик — мальчик и ученик — группа. Значит, конфликты в этот период усложняются настолько, что учителя сами с ними не справляются.

Почему запомнился описанный случай? Вот некоторые причины, перечисленные учителями: неадекватная реакция родителей на конфликт; несостоятельность взрослых в оказании помощи детям; злость, агрессия, жестокость участников конфликта; агрессия класса по отношению к ученику, резкая вспышка гнева, беспричинность случившегося, резкая смена дружеских отношений на конфликтные; тяжелые последствия конфликта; нежелание участников мирно разрешить ситуацию. Но все эти причины упоминаются нечасто, и потому нет основания считать какую-либо из них определяющей, возможно кроме одной — «злость и жестокость участников конфликта».

Последствия конфликта. В половине случаев учителя говорят о позитивном разрешении описанного ими конфликта. Чаще всего так оценивается конфликтная ситуация ученик — группа. Возможно, потому, что управление коллективом учащихся рассматривается в традиционной методике как показатель педагогического мастерства.

Разрешимость конфликтных ситуаций мальчик — мальчик, мальчик — девочка, девочка — девочка изменяется в зависимости от возраста учащихся: к старшим классам она снижается. Особенно резкий спад наблюдается при переходе от среднего школьного возраста (5–7-й класс) к старшему в конфликтах мальчик — мальчик и девочка — девочка. Учитель и родители теряют свою влиятельность, и разрешимость конфликтов с их помощью падает. А вот разрешимость конфликтов между учеником и группой с возрастом только увеличивается, потому что учителя обсуждают такие ситуации с классом.

Демонстрация учителем своего отношения к агрессии учеников. По мнению значительной части участников опроса, от адекватной реакции учителя во многом зависит положительное разрешение ситуации. Улучшаются межличностные отношения конфликтовавших; атмосфера в классе; контакт с социальным окружением; умение ученика управлять своими отрицательными эмоциями, его стремление мирно разрешать конфликты; повышается ценность и воспитательная роль урока и школы для учащихся. Существенно реже, чем в других конфликтах, учителя фиксируют свою позицию по отношению к конфликту ученик — группа. Можно предположить, что: 1) учитель боится потерять свое влияние на группу; 2) группа косвенно выражает отношение учителя к ученику.

***

В заключение подчеркнем, что тип поведения учителя зависит от типа конфликтной ситуации: мальчик — мальчик, мальчик — девочка, девочка — девочка, ученик — группа. Есть явная взаимо-
связь между описанием жестокости, злости, агрессивности конфликтующих
и оценкой учителем своего профессионализма и авторитета среди учеников: учитель «героизирует» свое собственное поведение. Обращает на себя внимание и связь переживаний учителя (удивление, потрясение, беспокойство, тревога, страх) с описанием дальнейшего развития и последствий конфликта, которую можно интерпретировать как проявление своеобразной идентификации учителя с участниками конфликта. Имеются и другие корреляции, например: если случившееся обсуждалось с классом, то конфликт будет разрешен; если учитель вмешался в конфликт, то агрессия была пресечена; если к разрешению конфликта привлекались специалисты (психолог, социальный педагог), то была и работа с родителями.

 

Собкин Владимир Самуилович, профессор, академик РАО, директор Института социологии образования РАО,

Фомиченко Анна Сергеевна, аспирант Института социологии образования РАО, Москва.

   
 
 
 

23.05.2012  |  Просмотров: 14963  |  Комментариев: 9

Опубликовать в своем ЖЖ (Livejournal) Опубликовать в Твиттере Поделиться ВКонтакте Поделиться в Моем Мире Поделиться в Яндекс.Блогах Поделиться в Facebook

Для того, чтобы оставлять комментарии, вам нужно авторизоваться на сайте.

Если вы еще не являетесь пользователем этого сайта — самое время зарегистрироваться.

 

 

Статья проблемная. Не часто на страницах журнала встретишь научно обоснованный анализ насилия в школе. Правда статья написана без рекомендаций по профилактике насилия между детьми в школе и роли администрации в предупреждении насилия. Нет данных о конфликтах и жестоком обращении педагогов с учениками и наоборот.Хочу отдать должное аспирантке Фомиченко А.С. за проведенное исследование и ее руковадителю академику Собкину В. С. за возможность ознакомиться с материалом широкому кругу педагогов и других заинтересованных лиц. Рекомендую прочитать - Касаткин В. Н., Константинова Т. П., Манелис А. Г. и др. Здоровье. Предупреждение насилия в школе - М., 2005, 174 с.

 Ганузин Валерий Михайлович   25.05.2012 в 14:16

 

Статья, отражающая результаты опроса 90 учительниц, написана научным языком, вполне академично, но учителям и директорам школ комментировать в ней, по сути, нечего. Тем более, что прочитав статью, нельзя сделать вывод о том, как относится автор к предмету исследования – к учительскому труду и некоторым его особенностям. Скорее всего, как настоящий академик, т.е. никак. В свою очередь, учителя-практики также остаются индифферентными к прочитанному, с недоумением говоря – И что? В чем польза? Ни тебе примера, ни совета. Еще большее недоумение вызывает рекомендация автора «довести приведенные здесь данные до сведения родителей школьников». Оно, конечно, академику виднее, но почему-то не отпускает сомнение в возможности хоть какого-то «просветления» родителей этой статьей. (Интересно, а довелось ли автору исследования лично хоть раз адекватно «разрулить» (извините, но лучше не скажешь) хоть один серьезный школьный конфликт?) ______________ Статья хороша тем, что затрагивает одну из важнейших компетенций директора школы – умение не только адекватно реагировать на мелкие и крупные конфликтные ситуации, сплошь и рядом возникающие в учебном процессе, но и учить этому учителей примером своего поведения. Эта статья касается суровых учительских будней и заставляет серьезно задуматься о причинах и природе школьных конфликтов. Попробуем немного расширить тему и приблизить её к школьной «земле».

 Назаров Александр Иванович   26.05.2012 в 00:08

 

Начнем издалека. В жизни, с биологической точки зрения, есть единственный вид поощрения – продолжение жизни и продолжение рода. Наказание за неправильное поведение тоже одно – смерть, гибель. Сверхзадача всего живого – выжить и продолжить род – будет оставаться неизменной до тех пор, пока существует живое и смертное. Не обладающие таким инстинктом особи (сбой программы?) не оставляют потомства. Поэтому не бывает жизни без поощрения и наказания. Если индивидуум жив, да еще и продолжил род, то он уже поощрен. Безусловно, свои коррективы вносит и его величество случай, но случай есть случай – одних он губит, других учит, а третьим дает призрачную надежду на повторное везение. _______________________ Два этих главных вида поощрения и наказания определяют поведение всего живого. Не секрет, что биологические законы поведения лежат в основе общественных отношений. Именно они определяют стремление человека к успешности, к славе, к богатству, к власти. Социализация (надстройка) вносит существенные поправки в биологические законы, но не более того. Выживание и развитие сообщества в целом повышает шансы на выживание отдельного индивидуума. Поэтому соблюдение общественных норм и законов одобряется большинством. Писаные и неписаные нормы привычного поведения формируются и корректируются обществом сначала относительно мягко (семья, детсад, школа, религия), а затем, по мере взросления человека, в жесткой форме соответствующими органами.

 Назаров Александр Иванович   26.05.2012 в 00:08

 

Дети рождаются с разными изначально (генетически) заложенными склонностями к тому или иному типу поведения (злой или добрый, агрессор или альтруист …) – это факт. Разброс очень широк (плюс разные условия воспитания и существования). Большое разнообразие поведенческих задатков способствует выживанию вида в целом, т.к. природа, порождая индивидуума, всегда рассчитывает на непредсказуемые изменения среды и условий его существования, обрекая тем самым некоторую часть особей на гибель, на неуспешность, а их воспитателей – на неудачу (10% особей с девиантным поведением – придурков или, если угодно, пассионариев – природа нам всегда гарантирует). Но следует помнить, что неудачники могли бы победить при других обстоятельствах (это подтверждается повышением адекватности поведения «проблемных» подростков в трудных походах). Знание этих простых истин помогает более глубоко понимать причины многих конфликтных ситуаций и либо предотвращать их (лучший способ), либо успешно их разрешать. Искусство или мастерство воспитания состоит в том, чтобы создать для каждого ученика среду, в которой он вынужден был бы проявлять нужные воспитателю качества личности. Изменяя условия, можно добиться желаемой степени развития нужных качеств. Основанием к этому утверждению является заложенная природой высокая адаптивность детской психики.

 Назаров Александр Иванович   26.05.2012 в 00:09

 

Теперь подойдем ближе к практике школьной жизни. В конфликтных ситуациях нередки случаи использования физической силы не только учеником, но и учителем. Чаще этим грешат молодые неопытные педагоги. Большое количество "силовых" педагогических провалов скрыто от посторонних глаз, и лежит тяжелым грузом в потаенных уголках учительских и родительских душ. Учитель, да и не только он, применяет силу, как крайнюю «воспитательную» меру воздействия не от хорошей жизни (исключая патологические случаи), а вынужденно, думая, что «скушав» просто так свое унижение (действительное или кажущееся), он перестанет быть Учителем. В классе или в группе ранг ученика, безответно стерпевшего унижение, также понижается. Кто скажет, что это не так? ______________________ Не директору школы объяснять, насколько по-разному может вести себя один и тот же класс на уроках разных учителей. Потому что границу дозволенного ученического поведения каждый учитель устанавливает сам, и охраняет её сам. В этом ему (и ученику тоже) реально не может помочь никто – ни завуч, ни директор, ни полицейский, потому что большинство нарушителей «границы» действуют, балансируя на грани закона. Как они рассуждают? Стерпел учитель (или одноклассник) одну маленькую наглость, пойдем дальше, еще дальше, а-а-а это уже его достало – значит, вот она, граница. Пойдем в обход, попробуем достать с другой стороны. _______________Так прощупывается вся линия обороны учительской крепости. Причем постоянная борьба за лидерство (за его сохранение) присуща любому сообществу. Это заложено природой, это не может отменить ни один депутатский закон, поскольку расширение границ влияния способствует выживанию индивидуума и вида в целом. Против матушки-природы не попрёшь. Поэтому настоящий учитель (вожак!) всегда начеку, всегда готов к адекватному ответу, к отстаиванию своего права на лидерство. Это, возможно, одна из самых важных учительских компетенций, которая приходит только с опытом. Опытный учитель без всякой логики «чувствует», когда нужно улыбнуться и погладить «буяна» по головке, а когда повысить тон и добавить в голос металла. Опыт преодоления (себя, прежде всего) не может заменить ничто, хотя лидерству можно и нужно учить.

 Назаров Александр Иванович   26.05.2012 в 00:10

 

Как реагировать на серьезные конфликтные ситуации? Ответа в статье нет. Обычно каждый серьезный конфликт учитель, завуч и директор «берут на контроль», проводят устные беседы-внушения с вызовом родителей или без оных, обсуждают и осуждают поведение «хулиганов» на педсоветах и совещаниях. Обычная школьная рутина. Но подобное педагогическое давление при временном улучшении поведения иногда может дать и обратный результат – озлобить хулиганов и скрыть только их внешние признаки девиантного поведения. Они могут скомпенсировать свою «сдержанность» на уроках еще большей развязностью во внеурочное время. Может ли учитель пресечь агрессию там? Нет, естественно. После окончания уроков и ухода ученика из школы, ни школа, ни учитель, формально не отвечают за его поведение. (К тому же, при таком способе защиты «жертв», перед последними возникает соблазн ябедничества.) ________________________ Многие учителя проходили все это неоднократно и с переменным успехом. Как показывает жизненная и учительская практика многих учителей и автора этих слов в том числе, один из способов, который может реально снизить некоторые виды конфликтности, – это не ослабление сильных, а усиление слабых. Сразу нужно сказать, что в большинстве случаев усиление слабых было длительным процессом, но такой способ приносил реальные желаемые результаты, хотя и не стопроцентно. Каждая конфликтная ситуация индивидуальна. _____________________ В беседах с «жертвами», нужно внушать им, что защититься от регулярных унижений и приобрести самоуважение можно только САМОСТОЯТЕЛЬНО. Нужно разъяснять все доступные им способы защиты. Законные и, может быть (?), на грани закона. (Чаще всего, хулиган действует "на грани", не преступая некоторой черты, а детское хамство, как правило, ненаказуемо.) Если человек слаб физически, то нужно развивать силу. Это не трудно, было бы желание. Но в драке (в конфликте) побеждает далеко не всегда тот, кто силён физически. Дать внушительную пощечину или сказать «сильное» слово может и слабый. Гораздо большее значение в конфликтной ситуации имеют сила духа, упорство и решительность действий. Не зря опытные бойцы говорят, что поединки выигрываются до схватки. Причем конфликт редко доходит до драки (!), если агрессор видит, что избранная им "жертва", сцепив зубы, готова биться за свою честь до конца. Ведь в секциях спортивных единоборств тренируют не столько физическую силу, сколько психологическую устойчивость. _______________________ Весь вопрос в том, как такие качества развить? Вот тут-то и нужен учитель (в широком смысле слова), нужен посыл, нужен пример такого поведения. (Довольно много образцов поведения в конфликтных ситуациях можно найти в блогосфере этого сайта.) Если учителю удаётся помочь слабому ученику развить в себе упорство, стойкость, силу воли, решительность – честь ему и хвала. В том случае, если слабым, не смотря на все их старания, не удается в одиночку справиться с наглым хулиганом, нужно учить их объединяться в противостоянии, дружить и стоять друг за друга "насмерть". _________________ Уметь погасить направленную на вас агрессию, уметь достойно ответить наглецу и защитить свою честь для любого человека в жизни не менее важно, чем уметь читать, писать, считать. И чем раньше начать воспитывать такие «компетенции», тем легче это сделать.

 Назаров Александр Иванович   26.05.2012 в 00:10

 

В каждой стране, в каждой школе существуют общепринятые нормы общения. И если их соблюдают учитель и ученики, то в силовой педагогике необходимости нет. Вероятность успешного разрешения конфликтных ситуаций выше там, где руководители создают учительские коллективы с сильной взаимной поддержкой. Доброкачественный коллектив умных педагогов одним только своим примером легко образует дружный ученический коллектив – мощный и быстрый метод опосредованного влияния на отдельных деток, не сдержанных на слово и дело. Причем среда влияет гораздо сильнее и жестче, чем воспитательное действие педагогов. Вывод: учитель и, особенно, воспитатель, прежде всего, должен работать на коллектив, а уж через него –влиять на каждого. Так выше к.п.д. педагогического труда и выше педагогическая мощность – количество совершеной педагогической работы в единицу времени. (Это физическая шутка, а, может, и не шутка.) ____________ Там, где каждый за себя, сложно существовать людям с обостренным чувством собственного достоинства. Там никогда не будет согласия среди учеников, всегда готовых со стороны поглазеть на выпендрёж одноклассников. «Болото» своим равнодушием и молчаливой поддержкой легко подталкивает лидеров к конфликтному поведению – народ всегда хочет зрелищ. Такие школы – учительский ад. Там в одиночку не выжить, там спасает другая «компетенция» – умение интриговать.

 Назаров Александр Иванович   26.05.2012 в 00:11

 

Заканчиваю неакадемическую болтовню. _______________Снижение конфликтности происходит там, где у класса, а еще лучше, у всего школьного коллектива есть общая цель, сверхзадача. Это хорошо понимал и мастерски использовал А.С.Макаренко, когда достигнув одной высокой цели и боясь стагнации коллектива, ставил следующую, еще более трудную цель, что позволяло ему мобилизовать для её достижения все силы воспитанников и педагогов. Тем самым обретался смысл коллективного труда и взаимопомощи, поскольку все понимали, что решить сверхзадачу в одиночку невозможно.

 Назаров Александр Иванович   26.05.2012 в 00:11

 

Р.S. Подробным (серьезным) изучением литературы по этой теме я не занимался. Читал от случая к случаю, что иногда попадалось. Может, чего не так сказал, может, назойливо и многословно повторяю прописные истины, грешен, но всё – от сердца и собственного опыта.

 Назаров Александр Иванович   26.05.2012 в 00:13

 


 

Новые материалы

 


 

Самые популярные материалы

 


 

Самые обсуждаемые материалы

 

 
 

 

  Издательская фирма «Сентябрь»  
 

Журналы

Журнал руководителя управления образованием

Директор школы

Практика административной работы в школе

Юридический журнал директора школы

Практика управления ДОУ →

Книги

Библиотека журнала «Директор школы»

Электронные книги

Компакт-диски

Управленческий опыт

Нормотворческая деятельность

Методическая поддержка

Педагогика и психология

Интернет-проекты

Direktoria.Org

    

Интернет-магазин

Первый в России специализированный интернет-магазин для школьной администрации, методистов  и педагогов.
 

http://shop.direktor.ru


Директору
Завучу
Педагогу
Воспитателю

 

Заказ товаров через интернет и по телефону. Доставка почтой по России. Любые формы наличной и безналичной оплаты, наложенный платеж, платежные системы.

Новостные рассылки

Выберите интересные вам темы и подпишитесь на них, перейдя по ссылке:

Рассылки для руководителей образования →

    

Контакты

Телефон: (495) 710-30-01

Факс: (495) 710-30-02

Электронная почта: info@direktor.ru

Адрес и схема проезда

 

Авторам

Рекламодателям

Распространителям

Подписным агентствам

 

 

 

 

В социальных сетях:

Блог «Директора школы» на pedsovet.org Сообщество «Директор школы» в Живом Журнале Твиттер «Директора школы» Группа «Директор школы» Вконтакте Сообщество для руководителей сферы образования в Фейсбуке Группа «Директор школы» на Профессионалы.ru Сообщество «Директор школы» в МойМир
 

 

 
 



© ООО «Издательская фирма «Сентябрь».
Коммерческое использование материалов сайта запрещено. Некоммерческое использование допускается только при наличии ссылки на сайт.