Логин или email

Пароль

 
 
 

Регистрация   Напомнить пароль

 
 

 
 

Материалы

Новые   Популярные   Обсуждаемые   Все

Как школа поощряет воровство

Куксо Екатерина Николаевна, аспирантка НИУ ВШЭ

Несколько месяцев назад Константин Михайлович Ушаков и я вели курс у магистрантов Вышки. Слушатели — это обычно директора школ, заместители и управленцы в образовании. В качестве итогового задания им нужно было написать эссе. Так, на мои хрупкие плечи учебного ассистента свалились почти четыре десятка работ про социальный капитал. Каково же было мое изумление, когда я обнаружила, что четыре эссе были списанными. Смешно, что отпирались, как нерадивые школьники: мы-де просто думали вместе...

Гадкая я…Как вообще быть, если даже образовательная элита списывает? Мы-то привыкли детей в списывании обвинять. Но нет, школьники просто живут по правилам той системы, которая досталась им от взрослых и которую эти же взрослые негласно поощряют. Мы, боящиеся взять на себя ответственность за незачеты, двойки и прочие непопулярные решения, поощряем воспроизводство несправедливости.

Сказать по-честному, я этакий перебежчик. То есть практически все свои школьные и отчасти университетские годы я совершенно лояльно относилась к списыванию, это только сейчас сменила риторику… Сама я не списывала, но считала за честь сделать так, чтобы у моих одноклассников было поменьше хлопот с проверочными работами (а то потом из-за двоек-троек проблем с родителями не оберешься). Например, если контрольная была не очень сложная, то я успевала решить оба варианта и пустить листок с ответами по классу. Самый адреналин был, если начинать не со своего варианта. Конфуз случался, когда моя оценка была ниже, чем за второй вариант, но в этом своя романтика. К старшим классам я была мастером по выдумыванию способов обойти систему. Как-то одна учительница решила отсадить всех отличников в другой кабинет, иными словами, обезглавить класс, но и это не сработало. Я в смс узнала вариант контрольной своей подружки и прислала ей сообщение с ответами к тесту. Короче говоря, в школе я была той еще гадостью…

Да, признаю свою вину. Мне жаль, что многие вещи я начала понимать слишком поздно. Но в то же время я — продукт своей эпохи, своего времени, часть общей системы. У меня порядочные и честные родители, но помню, папа не раз рассказывал историю, что в их классе он и еще один парень были лучше всех в математике и что все списывали либо у одного, либо у другого. Это, на минуточку, про советскую школу конца 50-х — начала 60-х. За 60 лет ничего не изменилось, мы лишь укрепились в привычках…

…Я начала писать статью и в какой-то момент остановилась. Списывание — это такая извечная и вдоль и поперек обсужденная тема, что даже как-то некомильфо браться за нее вновь. Но, с другой стороны, какие-никакие исследовательские работы про списывание стали появляться в России лишь в последние год-два. Проблема только что пришла в исследования. Может, еще через какое-то время она добредет до широкого общественно-политического дискурса. Сейчас же мы просто жалуемся: в учительской, в коридоре, на кухне. Но это какие-то жалобы в пустоту. Может ли кто-либо вспомнить хоть какие-то системные, последовательные попытки бороться с такого рода воровством? Не усилия одного учителя-нонконформиста, а именно технологии борьбы со списыванием? А если знаем и ничего не делаем, то это не немое ли согласие?

Это не доброта!

Взять даже упомянутую мной историю про эссе. Я с некоторой горечью рассказала ее еще одному директору. На что мне ответили: «Ну да, плохо, конечно, но ведь директора такие занятые…» Всегда можно оправдать кого угодно за что угодно. То же и с детьми: они тоже такие занятые, им этот предмет не очень-то и нужен, сложно не дать списать…

Мы часто делаем вид, что мы такие добрые, можем понять позицию другого человека, простить, дать второй шанс. Но что-то мне подсказывает, что это в какой-то момент не доброта, а отсутствие принципиальности и смелости отстаивать свои ценности, даже если они отличаются от господствующих в данный момент.

Очень многие учителя занимают довольно странную позицию: если это обычная работа и попался плохой ученик, то списывание порицается. Если же речь идет о работах с высокими ставками (ОГЭ, ЕГЭ) и если попадается отличник, то так не хочется ребенку жизнь портить… А еще наказывается только тот, кто списал, очень редко бракуют обе работы. Интересно, почему за 11 лет школы мне ни разу не досталось ни одной захудалой двойки, учителя ведь знали, что у меня списывают? Почему никто не решился меня обидеть?

В то же время мне кажется, мы смотрим на нарушения сквозь пальцы часто не потому, что так уж сильно переживаем за другого человека и за его карьеру, просто боимся последствий для себя, так ведь не хочется брать грех на душу. Быть той самой злобной училкой, слышать обвинения и упреки расстроенных родителей, чувствовать обиженные взгляды детей. Иными словами, оказаться по иную сторону баррикад.

Но вот что интересно получается. В случае со списыванием, т. е. с интеллектуальным воровством, не всегда хочется быть злобным вершителем судеб. Но с материальным воровством все совсем иначе. Я не знаю никого, кто не стал бы обращаться в полицию, если его квартиру ограбят, только потому, что, если воров поймают и посадят, это может испортить им жизнь…

Украл у государства — вернул свое

Кажется, многие считают, что чуть-чуть воровства — это не в счет. Как у М. Горького, «если от многого взять немножко, это не кража, а просто дележка». То есть списывание — это нехорошо, конечно, но раз уж оно всегда было, что уж поделаешь.

В этот ряд у меня становятся и другие факты «просто дележки»: скажем, скачать пиратские фильмы в интернете («дождись еще, когда они выйдут, а посмотреть уже сейчас хочется»), распечатать книжку для себя на общественном принтере («я же на благое дело»), проехать зайцем… Ну что в этом такого? Мелочи жизни! Самое эпическое, что в общественном сознании, если чиновник ворует не очень много и какие-то деньги все же остаются, чтобы кое-как дорожки в парке сделать, он не так уж и плох.

Нам в наследство достался миф, что уметь обходить глупые системы — это геройство. Мы герои, когда сражаемся с государством-левиафаном, с жадными капиталистами. Проблема в том, что школа тоже считается одной из этих «глупых систем», которую считается за честь обмануть. При этом у нас так мало мифов про то, что круто быть ответственным, что обман может жестоко наказываться. Крут тот студент, который ничего не делал и получил хорошую оценку.

На моей памяти нет историй, в которых бы плагиат или списывание повлекли за собой сколько-нибудь серьезные, заставляющие задуматься последствия. В школе максимум можно получить двойку, которая вскоре скроется за другими четвертными оценками. В университете тебя отправят на пересдачу, за сессию обычно можно целых три экзамена пересдать. А попасться на трех экзаменах подряд — это еще постараться нужно быть таким растяпой.

Это культурная системная ошибка. Унаследованный нами долг, доставшийся от старших поколений. Все мы знаем, что не везде так. Школьницей я имела возможность бывать на уроках в немецкой школе. По привычке решила задание и для девочки, в чьей семье я жила. Другие дети возмутились, когда вышел учитель, начали говорить, что это нечестно. В итоге подсказкой она пользоваться не стала. У нас многие бы сказали, что вот какие гадкие эти немецкие дети. Нет, не гадкие, просто их система с детства учит, что каждый получает по уму, а не становится героем из-за обмана. В университетах жестче: бакалаврам не засчитывают экзамен целиком, магистров исключают, аспирант и вовсе может, единожды попавшись на плагиате, закончить свою академическую карьеру. Совпадение ли, что в Германии случаев воровства среди чиновников меньше и они более горячо обсуждаются, если вдруг вскрываются?

Морализаторство не помогает

Формально все учителя против списывания. Но, на мой взгляд, есть две проблемы.

Про первую я уже писала — это избирательность наказания. Как бы я против списывания, но всякие ситуации бывают, хороший ученик, первый раз попался, сложная контрольная… Добренькие мы. Будучи учителем, я тоже часто попадалась в эту ловушку. Мне было жаль все портить, если случай не был вопиющим. Каждый случай прятанья головы в песок — это немое сообщение детям, что вообще-то нельзя, но иногда как бы можно.

Вторая — это формализм борьбы. Почти каждый учитель в каждом классе, когда полкласса делает одинаковую ошибку, заводит разговор, что ай-ай-ай как нехорошо. Иногда даже двойки в журнал поставит. Но все мы понимаем, что эти разговоры ни к чему не приводят. Ценности, глубинные стереотипы не меняются (или очень редко меняются) после морализаторских разговоров. Сколько я их за свою учебу слушала. Учитель просто выглядит обманутым занудой.

Но много ли педагогов системно строят свою работу так, чтобы списывания не могло быть, чтобы оно легко вычислялось и неизменно наказывалось? Сейчас к каждому школьному учебнику есть так называемые ГДЗ — готовые домашние задания. Раньше нужно было хотя бы у хорошего ученика тетрадь просить, социальные навыки развивать, сейчас достаточно одного запроса в поисковике. Одноклассники часто делают ошибки, а ГДЗ на 99% правильные. Как много учителей учитывают этот факт в своей работе?

Находить задачи не по учебнику, давать много разных вариантов — это как-то сложно… Зачем брать на себя лишнюю работу?

Один преподаватель рассказывал, что всегда дает ученикам темы сочинений, которые невозможно найти в интернете. Например, сравнить несколько совершенно разных стихотворений. Даже если найдешь критическое описание и одного, и другого, все равно ведь сравнивать самому придется. Для естественных наук тоже есть свои решения. Например, в интернете все больше сайтов, которые позволяют генерировать задачи с уникальными значениями по заданному шаблону, есть еще сайт МГУ, который генерирует множество задач по темам ОГЭ и ЕГЭ.

Но это же сколько хлопот с этими поисками, проверкой работ потом?! Я в такой ситуации представляю себе рабочего, который стоит за конвейером и знает, что его станок производит одну за другой бракованные детали. Но он не хочет ничего менять, потому что перенастраивать конвейер — это слишком трудозатратная задача. Проще обвинить главного инженера (или в нашем случае — сложившуюся культуру).

Еще один способ повысить осознанность учеников — это заранее договориться о правилах и соблюдать их. Системная проблема постсоветских стран в том, что законотворчество и реальное правоприменение живут отдельными жизнями. Закон как бы есть, и он однозначен (списывать нельзя), но применяют его в жизни как придется (но иногда можно). Учителя редко говорят открыто, что у меня вот такие-то правила и за их несоблюдение такое-то наказание. Обычно наказание зависит от настроения, а не от законов. Поэтому если нравишься учителю, имеешь привилегии, то все можно. Все как в обществе, ведь школа — это страна в миниатюре.

Я против полицейского государства, против смертной казни и всегда за второй шанс. Но в случае со списываем, мне кажется, должна быть хирургическая жестокость. Мне кажется, в школах и университетах должны быть прецеденты, когда интеллектуальное воровство наказывалось бы достаточно строго. Нужны альтернативные мифы, не только про героя-жульника, но и про «каждому по заслугам».

Обмен опытом на уровне школы — еще один важный шаг. Можете ли вы сказать про свою школу, что у вас есть коллективное представление среди педагогов, как избежать жульничества? Никто из нас не умен настолько, насколько умны мы все вместе. Кто-то из учителей гораздо проще генерирует идеи, другим же проще внедрять это на своих уроках. Кто-то мог бы рассказать о том, как у него получалось вскрывать обман — глядишь, другие бы взяли на вооружение. Кто-то мог бы помочь разобраться, как в Word генерировать уникальные задачи и что такое макросы. Мне кажется, перестроение культуры — это про коллективные усилия школы, про создание собственной технологии. В одиночку тут сложно бороться.

В Уголовном кодексе предусмотрено наказание за преступное бездействие. Например, если другой человек тонет, рядом с тобой есть спасательный круг, а ты его не бросаешь, то за это грозит реальный срок. Если учитель бездействует, когда его же и обманывают, уголовного наказания за это, естественно, не предусмотрено. Однако без последствий, на мой взгляд, все равно не обойтись: просто следующие поколения будут жить в обществе, которое возглавляют героические жулики.

 

P. S. В следующем году уже новые 40 директоров будут писать схожее учебное эссе. Интересно, как все пройдет?

 

 

   
 
 
 

21.09.2016  |  Просмотров: 3522  |  Комментариев: 4

Опубликовать в своем ЖЖ (Livejournal) Опубликовать в Твиттере Поделиться ВКонтакте Поделиться в Моем Мире Поделиться в Яндекс.Блогах Поделиться в Facebook

Для того, чтобы оставлять комментарии, вам нужно авторизоваться на сайте.

Если вы еще не являетесь пользователем этого сайта — самое время зарегистрироваться.

 

 

Ах, оставьте, уважаемая Екатерина Николаевна Куксо, аспирантка НИУ ВШЭ ... Потому как списывание – это следствие, а не причина воровства и обмана. Списывание – это, бесспорно, бяка. Но не боритесь с ветряными мельницами ужесточением и изощренностью законов, запрещающих мельницам молоть муку. Пока дул ветер и пока не были изобретены электродвигатели, шумные и пыльные мельницы крутились и крутились, потому как была в них нужда – кушать хотелось. Невозможно решить проблему школьного (и не только) списывания саму по себе отдельно, не изменив действующую на данный момент модель школьной системы, в которой учитель – это, по гамбургскому счету, враг ученика (не всякого, конечно, но многих и многих). Пока учитель-вражина вкупе с завучем и директором стоит на пути учеников к их (и родительской?) заветной мечте – красиво оформленному хорошими отметками аттестату, списыванию быть! В бою с врагом хороши все средства. Чтобы прорваться сквозь тройной заслон к заветной цели, чтобы выжить и занять лучшее место под солнышком и под финансовым дождичком, в ход идет всё – от атомной бомбы до горсти песка, брошенной в глаза. Ученическая нужда в списывании на уроках отпадет сама собой, если будут решены некоторые другие проблемы школы. Как то: 1) (Важность проблемы может не соответствовать её номеру в этом неполном, естественно, списке). Пока что в рамках настоящей школьной модели обучения учитель обязан ставить (набирать!) текущие отметки, выставлять четвертные и годовые отметки, по которым судят об успехах учеников (и учителя тоже!). Не оставить ли только экзамены по пройденным крупным темам (разделам). Если отдать на откуп учителю текущую проверку, тогда учитель на уроке гораздо меньше будет занят нудными опросами за счет объяснений, демонстраций, решений задач и упражнений. Тогда его голова и руки не будут заняты заполнением журналов, электронных дневников, отчетов. А головы и души учеников – судорожными переживаниями не слабого стресса: «Не меня! Господи, только бы не меня спросили». Причем тот учитель, который учил, должен быть отстранен от любого участия в процессе официальной оценки успешности ученика. Ну не должен оценивать ученика тот, кто учит. Отделите судью от тренера. Отметка, поставленная учителем за контрольную по пройденной теме не должна быть официальной. Она должна быть только ориентиром для ученика. Она всего лишь должна показывать ему, на что он реально может рассчитывать на экзамене. Это принцип. Реализовать его можно по-разному, но главное – идти в этом направлении. (ЕГЭ - это один из подобных вариантов, хотя и не лучший из возможных). Только тогда учитель получит шанс стать если не другом, то хотя бы помощником каждого ученика при подготовке к серьезному (при максимально затрудненной возможности списать) экзамену. 2) К тому же, любой опытный учитель в состоянии исключить списывание на своих уроках, если он этого захочет. Пока же отметки за учительские контрольные – это блеф, это заведомый, запрограммированный обман школьной администрации, которая сама обманываться рада (С). Это не касается тех школ, которые могут себе позволить отбирать уже воспитанных учеников по наличию способностей к быстрому обучению. До тех пор, пока администрация будет судить рядового учителя рядовой школы по результатам им же проведенных контрольных работ, списывание будет процветать. Ведь если рядовой учитель вздумает поставить в журнал реальные отметки (в соответствии с требованиями ФГОСа, а в дореформенное время – с требованиями ЗУНов, четко определенных предметными программами), то он немедленно окажется на административном коврике и мало ему там не покажется. Учитель же обычно в мазохисты не метит, хотя и взбрыкивает иногда в поисках приключений на свою ... 3) Ученик, сдающий экзамен, не должен его сдавать в стрессовой ситуации. (Если вот прямо сейчас, и больше никогда, не напишу-спишу, то низкая отметка капитально испортит мне жизнь навсегда, кошмар). У него должна быть возможность (и не одна) официально пересдать любой экзамен за любой класс. Причем не только с двойки на тройку, но и с тройки на четверку, и даже на пятерку. Пожалуйста, подготовься лучше и покажи всё, на что способен. После третьей попытки – за дополнительную плату, которая не станет угрозой бесплатности образования. Да, это грозит административными заморочками, но худо-бедно и с этим можно справиться и всё организовать, особенно если будет такая команда "сверху". Без благосклонного кивка "оттуда" у нас не проходит ни одна даже самая малюсенькая разумная-преразумная реформочка. Всякая инициатива снизу строго и неизбежно наказуема. Чтобы решить проблему – нужно идти наверх (чем выше, тем лучше) или списать. Когда списываешь, то нужно сделать вид, что учишься, и дать шанс учителю сделать вид, что учит. 4) Проблема списывания не будет решена без решения еще одной проблемы – куда девать закоренелых двоечников, которых в рамках существующей школьной модели "условно" переводят из класса в класс, заведомо твердо зная, что освоить требования ФГОСа в следующем классе они не в состоянии. Этот ученический балласт обычная школа (а сельская в особенности) вынуждена тащить и терпеть. Потому что кроме неё, хоть как-то нормально воздействующей на великовозрастных неучей, и более-менее воспитывающих (?) их заведений просто нет. Для всех остальных организаций, призванных на данный момент заниматься такими детьми, они не воспитанники, а контингент, отморозки, дебилы или пациенты (в лучшем случае с ЗПР). Учитель, справедливо возмущенный поведением на своих уроках таких условно переведенных детей (не хотят учиться, такие-сякие, мешают мне и другим нормальным детям), и жаждущий административной защиты, неизбежно получит вполне разумный ответ: – А куда их девать, если слюна у них изо рта не течет, и пока еще они не совершили ничего (свят-свят, тук-тук-тук) серьезно-уголовного? Можно, конечно, собрав кучу бумаг и сшив дело, исключить бездельника и нахала из школы, но завтра же его родители снова положат на стол заявление о приеме, и лыко да мочало … . Директору это надо? В рамках существующей модели школа обязана учить и воспитывать всех. Точка. При этом все понимают, что, по сути, это разврат. Легко можно представить, как учитель идет к таким ученикам с мыслью – хочешь ты, сволочь, или нет, но я тебя научу. 5) Ученик, не сдавший экзамены за любой класс средней школы, и не желающий, соблюдая устав школы, учиться в этом же классе повторно, должен получать официальный документ с годовыми отметками за каждый сданный им за все время обучения экзамен – и на свободу. Но у него длительное время должна сохраняться возможность бесплатно повысить свой уровень образования. Раньше такую возможность давала сеть вечерних школ, хотя и там формальный уровень полученного образования не совпадал с реальным. Но не в среднюю же школу идти великовозрастному дяде (тёте), потишевшему, спохватившемуся и возжелавшему стать образованнее. Хотя, как знать, может быть, они-то как раз и приструнили бы мешающих им по-настоящему учиться малолетних озорников. Ау, Ломоносовы!? :) 6) Кроме того, должна существовать сеть учебных заведений, позволяющая каждому желающему независимо от возраста получить профессиональное образование, овладеть такими специальностями, которые позволят ему в данной местности достойно существовать. Скажете – было же ПТУ. Да, было, и формализма там было не меньше, а то и больше. Потому и привели хорошие намерения в ад. Но возможность получить профессию (и не одну) всё же была. И воспитание, пусть и мизерное, там тоже было. 7) Не глупый ученик, а тем более ученик, определившийся с выбором будущей профессии, довольно точно представляет (советчиков много), какие предметы ему обязательно понадобиться, какие – не очень, а какие совсем не понадобятся. Поэтому и отношение к предметам совершенно разное. На одних уроках они «пашут по полной», а на других только "отсиживают", используя любую возможность получить приличную отметку, лишь бы не испортить аттестат. Есть конечно, система профильных классов и спецшкол, но и там им приходится учить много того, что достаточно знать на ознакомительном уровне вообще без всяких отметок. Почему бы ученикам хотя бы старших классов не предоставить свободный выбор не двух-трёх элективов, а всех (!) изучаемых предметов, а также степени глубины их изучения? Так что, проблема списывания, в том числе и в среде «школьной элиты», конечно же, есть, но списывание – это тьфу. Я уверен, уважаемая Екатерина Николаевна, что если бы вы не позволили списать, никто бы и не списал. Обвиняемые вами директора, видимо, имея такую возможность, просто отписались от вас, посчитав свет предлагаемых вами знаний не очень нужным для своей работы, а вас – всего лишь очередным барьером на тернистом пути к нужной бумажке. Списывание – это симптом, а не болезнь. Эх, знать бы аптеку и цену лекарства от этой болезни. Надо менять фундамент и структуру здания, а не красить в очередной раз фасад. Но где такой архитектор и строитель? А может пойти на поклон к немцам, да сосватать себе министра-немца. Пусть он у нас пошерудит. Вот только боязно – вдруг Европа списывать научится? С кого тогда пример будем брать?

 Основин Николай Петрович   25.09.2016 в 19:37

 

Уважаемая Екатерина Николаевна! Спасибо, что "подняли" такую актуальную для России тему. А Николаю Петровичу спасибо за анализ этого явления. Слава науке, что появился Антиплагиат, на котором можно проверить уникальность текста. Но и это не останавливает даже взрослых, с ВУЗовским образованием, людей. Про школьников и студентов надо отдельно писать. Они часто этим беззазорно пользуются. А что заставляет взрослых людей помещать под своим именем чужие работы? Получить очередной сертификат без собственного труда. И многие сайты, за определенную оплату, это делают. Учитель скачивает работу за 2004-5 годы и посылает на этот сайт под своим именем. Получает сертификат на печатную работу. Помещает в собственное портфолио для получения или подтверждения квалификационной категории и т.д. И это всё проходит гладко. Тут заинтересованы сразу 3 стороны: учитель, администрация школы и хозяева сайта. А если уличат в плагиате? Проблем не будет. Это вам не депутаты и министры.

 Ганузин Валерий Михайлович   06.11.2016 в 18:25

 

Хотелось бы от автора статьи получить ответы на наши комментарии. Обратная связь нужна...

 Ганузин Валерий Михайлович   06.11.2016 в 18:55

 

Валерий Михайлович, Николай Петрович, спасибо за обратную связь, не сразу заметила ваши комментарии, поэтому отвечаю значительно позже. Я согласна с обоими комментариями в том, что проблема гораздо шире, чем школьное списывание, и я об этом коротко говорю. Нет нужды спорить, что с гражданским обществом многое "не так", а воровство, плагиат - это всего индикаторы. Но так как это статья для директоров школ, я намеренно сужала фокус обзора до того, что можно сделать внутри школы. То есть директор едва ли может повлиять на все общество в целом, но сообщество школы потенциально внутри его(ее) ведения. Я не претендую на универсальность предложенных советов, это скорее направления, в которых можно что-то искать.

 Куксо Екатерина Николаевна   14.12.2016 в 15:26

 


 

Новые материалы

 


 

Самые популярные материалы

 


 

Самые обсуждаемые материалы

 

 
 

 

  Издательская фирма «Сентябрь»  
 

Журналы

Журнал руководителя управления образованием

Директор школы

Практика административной работы в школе

Юридический журнал директора школы

Практика управления ДОУ →

Книги

Библиотека журнала «Директор школы»

Электронные книги

Компакт-диски

Управленческий опыт

Нормотворческая деятельность

Методическая поддержка

Педагогика и психология

Интернет-проекты

Direktoria.Org

    

Интернет-магазин

Первый в России специализированный интернет-магазин для школьной администрации, методистов  и педагогов.
 

http://shop.direktor.ru


Директору
Завучу
Педагогу
Воспитателю

 

Заказ товаров через интернет и по телефону. Доставка почтой по России. Любые формы наличной и безналичной оплаты, наложенный платеж, платежные системы.

Новостные рассылки

Выберите интересные вам темы и подпишитесь на них, перейдя по ссылке:

Рассылки для руководителей образования →

    

Контакты

Телефон: (495) 710-30-01

Факс: (495) 710-30-02

Электронная почта: info@direktor.ru

Адрес и схема проезда

 

Авторам

Рекламодателям

Распространителям

Подписным агентствам

 

 

 

 

В социальных сетях:

Блог «Директора школы» на pedsovet.org Сообщество «Директор школы» в Живом Журнале Твиттер «Директора школы» Группа «Директор школы» Вконтакте Сообщество для руководителей сферы образования в Фейсбуке Группа «Директор школы» на Профессионалы.ru Сообщество «Директор школы» в МойМир
 

 

 
 



© ООО «Издательская фирма «Сентябрь».
Коммерческое использование материалов сайта запрещено. Некоммерческое использование допускается только при наличии ссылки на сайт.