Логин или email

Пароль

 
 
 

Регистрация   Напомнить пароль

 
 

 
 

Материалы

Новые   Популярные   Обсуждаемые   Все

Учительский саботаж

Данилова Лариса Николаевна, кандидат педагогических наук, доцент кафедры теории и истории педагогики, Ярославского государственного педагогического университета им. К.Д. Ушинского

Школа неизменно противится изменениям извне, а реформы всегда разрабатываются и управляются извне. С одной стороны, когда сопротивление достаточно мощное, в этом спасение школы от ненужных трансформаций, а с другой, оно мешает реализации реформирования. Попробуем разобраться, в чём опасность и польза сопротивления, каково отношение к сопротивлению со стороны школьных учителей и как оно может проявляться.

Многие недооценивают место учителя в реформировании школы. Принято считать, что он будет способствовать проведению реформы по умолчанию, как того требуют его профессиональные обязанности и законодательство. Действительно, всегда есть ряд нормативных актов, на которые опирается реформа, и педагог обязан им следовать. Одна учительница с двадцатилетним стажем на наш вопрос, что рядовые учителя могут делать, сопротивляясь реформам, с нескрываемым удивлением ответила: «А что мы можем? Ничего. Есть предписания, мы обязаны их выполнять. Даже если реформа не нравится, выхода нет».

Однако далеко не все учителя рассуждают так, и кто-то, «если реформа не нравится», готов сопротивляться ей законными и незаконными способами. Между тем, от того, как учителя относятся к реформе,  зависит результат её внедрения на уровне класса, школы и страны в целом, потому что, как и чем заниматься с учениками у себя в классе, в конечном счёте, решает именно учитель.

Можно выделить две формы сопротивления педагогов реформированию: активную и пассивную.

К активной форме могут быть отнесены: отказ принимать и использовать изменения, когда педагоги не согласны с утверждением о целесообразности таковых; ведение деятельности, направленной на дискредитацию реформ. При этой форме сопротивление всегда открыто и демонстративно. Оно сопровождается акциями протеста, митингами, пикетами, выступлениями с критикой в средствах массовой информации. Количество участников протестного движения также различно – от группы активистов до всего учительства. К примеру, в 1979 г. во Франции апогеем процессов сопротивления стал так называемый «день без школы», когда на один учебный день школы по всей стране остались без учеников и педагогов, протестовавших против реформ, ориентированных на селекцию в образовании и экономию расходов на школу.

Альтернативная форма – сопротивление пассивное, скрытое, проявляющееся в личном неприятии и формальном участии. Неприятие означает, что реформа не поддерживается педагогом, что он может объявлять или замалчивать, однако в педагогическом процессе он действует так, как того требует законодательство. Вред от этого сопротивления минимальный и выражается, пожалуй, только к критике реформ в небольших группах. Формальный подход, напротив, грозит реформам неэффективностью, поскольку здесь учитель выполняет планы реформаторов формально, только для видимости, и не стремится решать поставленные в планах задачи. Пассивное сопротивление может выливаться в саботаж, т.е. скрытое противодействие реформе, в бюрократизацию работы, в игнорирование отдельных аспектов реформ и т.д.

Найти примеры такого сопротивления не так-то просто из-за его скрытого характера: учителя не очень охотно признаются в том, что они игнорируют реформы, и как они это делают. В 2011 г. «Учительская газета» опубликовала письмо директора одной сельской школы в Дагестане, где он делится мнением о модернизации школы. Первые строчки письма: «Я саботирую всякие реформы в образовательном деле на уровне своей школы», – характеризуют всё его содержание.

Критикуя школьные реформы последних лет, автор признаётся, что его школа противится реформам. К примеру, чтобы избежать проблемы раздувания содержания образования, там используют давно зарекомендовавшие себя учебники советских времён по химии, биологии, математике. «Не буду вводить в школе основы никаких религий и культур… Я против новых ФГОС и не буду их вводить. Втихаря буду работать по старым стандартам… ЕГЭ считаю большой ошибкой … Поэтому помогал и буду помогать детям сдавать ЕГЭ доступными способами».

Это наиболее опасная форма сопротивления, и пример повторяет высказанную выше идею о роли учителя в реализации школьных реформ: как именно строится педагогический процесс в конкретном классе, определяет учитель, а если в сопротивлении его поддерживает директор, формальный подход становится фактором провала реформы в отдельно взятой школе.

Безусловно, не все реформы обладают возможностями пассивного сопротивления для учителя (скажем, трудно было проявлять формализм во внедрении подушевого финансирования), однако даже в таких «безысходных» реформах, как ЕГЭ и стандартизация образования, оказывается, можно найти «лазейки». На основе анализа конкретных мер пассивного сопротивления мы заключаем, что для учителя оно возможно только в тех сферах изменений, которые напрямую касаются его работы с классом (компетентностно-ориентированные образовательные стандарты, информатизация и изменение образовательных технологий, индивидуализация и т.д.). Но большая часть изменений проводится там, где такое сопротивление для него недоступно или крайне ограничено: реструктуризация, усиление автономии школы, включение общественности в управление школой.

Заинтересовавшись этой проблемой, в 2014-2015 гг. мы проводили небольшой анонимный опрос в нескольких педагогических Интернет-сообществах. Такая база была выбрана по двум причинам.

Во-первых, в сети респонденты более открыты, чем при заполнении бумажных анкет, поскольку общение в сетевых сообществах изначально носит неформальный характер. Следовательно, такая форма опроса обещала несколько большую степень откровенности педагогов.

Во-вторых, предположив, что на процессы реализации реформ влияет национальная культура и менталитет, мы попробовали сравнить сопротивляемость реформам в нескольких странах. Для этого были опрошены учителя не только в социальных сетях России, но также на Украине и в Германии.

В итоге мы получили ответы 137 человек: 69 – из России, 30 – из Украины, 38 – из Германии. Все они – учителя-предметники; 24 человека занимали также административные должности (завучи и методисты). В выборку вошли учителя всех основных дисциплин в возрасте от 24 до 58 лет, из них 89 – женщины и 48 – мужчины. В России учителя представляли большинство субъектов федерации, украинские респонденты в основном проживали в центральных, южных и юго-восточных регионах, немецкие учителя – в 11 землях в разных частях страны.

Некоторая щепетильность проблемы и скрытость опроса не позволяла нам предлагать стандартную анкету из нескольких вопросов, поскольку эта форма значительно снизила бы степень откровенности учителей. Поэтому ключевой вопрос был только один: «Может ли учитель сопротивляться школьным реформам?» При необходимости он разъяснялся, или задавались дополнительные вопросы в индивидуальном порядке. У респондентов при этом заведомо возникало впечатление, что они общаются с коллегой, который настроен против текущих изменений в школе. Кого-то вопрос располагал к советам и доверительности, у кого-то вызывал критику этих изменений, у кого-то – критику позиции спросившего.

Опрос и онлайн-беседы с учителями дали следующие результаты.

62% респондентов считают, что сопротивление должно быть организованным, т.е. активным и открытым. Ключевую роль при этом должны играть сознательные активисты из числа рядовых сотрудников, а не профсоюзные организации. При этом большинство в России и Украине полагали, что основная масса их коллег протест не поддержат, а потому сопротивление обречено на провал. Красноречиво отражает эту позицию, к примеру, следующая цитата: «Надо коллективом действовать. Ведь не согласны-то многие, только не делают ничего. Страшновато. И народ трусливый вокруг. Но с другой стороны, своих же детей жалко, а если я за их будущее бороться не буду, то кто будет?» Отсюда видно, что, с одной стороны, в протесте педагог видит возможность отстаивать права учеников, своих собственных детей и свои личные, но с другой стороны понимает сложность его организации.

В Германии за активное сопротивление высказалось 84% педагогов, будучи, напротив, уверенными в силах своих профсоюзов, особенно на региональном уровне, а потому немцы предлагали обращаться с петициями в профессиональные организации учителей, чтобы последние отстаивали интересы школы, детей и учителей в земельных правительствах.  

Около 17% из всех опрошенных высказывались против сопротивления учителей. Среди немцев доля педагогов, не поддерживающих сопротивление, составляла только 11% (это лишь 4 человека, причём, трое проживают в Восточной Германии, где двое из них ещё работали в школе ГДР: они являлись хорошей иллюстрацией влияния на поведение учителя прежнего опыта реформационных преобразований школы).

В России против выступили около 19%, на Украине – 23%.

Большинство из них указывало на безнадёжность сопротивления учителей («всё равно наверху всё провернут, как им надо»). Кто-то даже пытался переубедить нас, ссылаясь на пользу и значимость текущих реформ. «Откуда такая постановка вопроса? – возмущалась, к примеру, учительница математики из Санкт-Петербурга. – Зачем вообще сопротивляться реформам? Вот потому у нас в стране так все реформы и заканчиваются! Всё тяп-ляп, потому что постоянно кто-то сопротивляется. А нет бы, да и поддержать изменения всем учительским сообществом!» «Нельзя сопротивляться, нельзя и незачем! – объяснял историк из Новгорода. – Что вас, собственно, не устраивает в реформе? Ну, так, чтоб по крупному? ЕГЭ? Так от него нам, учителям, даже легче. И детям с ним поступать проще. Стандарты? А они чем плохи? Вы посмотрите, сколько там компетенций! Да если мы их все формировать на самом деле будем, так у нас дети такими гармонично-всесторонне-развитыми будут, что самим реформаторам не снилось. Или информатизация вас не устраивает? Или подушевое финансирование? А чего деньги государственные вслепую разбрасывать!».

Налицо личная позиция таких педагогов: они не просто не поддерживают сопротивления, но и чётко представляют себе, почему это контрпродуктивно. Любопытно, что попытки переубеждения, вызванные персональной убеждённостью в пользе от последних преобразований, предпринимали только российские коллеги (9 человек из 13, высказавшихся против сопротивления).

В Германии отсутствие таковых мы объясняем высокой долей педагогов, уверенных в пользе протестного движения. В случае Украины значима низкая информированность учителей об изменениях и принципиальное неверие в успех сопротивления.

Лишь небольшая часть педагогов (20,5% всех опрошенных) предпочитает или видит возможности пассивного сопротивления на местах; больше всех она составила на Украине (40%; причина: признание бессмысленности открытого протеста в сложившейся ситуации), меньше всего – в Германии (5%), в России – 20%. Некоторые из таких учителей, советуя, признавались в конкретных мерах игнорирования нововведений. Как правило, эти меры сводятся к формализму: «Делаю вид, что использую, применяю, выполняю… В отчётах и планах пишу, как требуют, а на деле поступаю, как считаю нужным». «Да, – отвечала филолог из Одессы. – Юридического права на самоуправство у меня нет, но я считаю, это моё дело, как я преподаю, главное, что преподаю хорошо, с результатами поступлений, олимпиад и прочего, чего от нас ждут управления, директор и родители. А уж использую ли я их рекомендованные и хвалёные модные методы, что именно я рассказываю и по программе ли – всё равно сама буду решать. Мой класс – мои права и ответственность».

Возвращаясь к итогам своего опроса, следует упомянуть о ещё одном, косвенном результате. Опрос проводился в течение 10 месяцев на 11 сетевых ресурсах, где общаются педагоги, однако позволил включить только 137 человек. Многие из них писали подробно и с готовностью вступали в дальнейшую переписку, делясь своим мнением, однако в целом нельзя не признать, что на наш базовый вопрос, заданный в разделах для обсуждения, учителя отзывались неохотно, иначе количество респондентов было бы намного большим. Из этого мы делаем вывод, что тема мало интересует педагогов. Отсутствие интереса к проблеме сопротивления школьным реформам мы объясняем низкой актуальностью этих реформ в момент проведения опроса. Сейчас в российской общеобразовательной школе нет изменений, которые бы вызывали серьёзный резонанс среди учительства. То же самое можно сказать и об Украине, где основное внимание приковано к политическим событиям, и в  Германии, где реформирование школы осуществляется не на национальном, а на региональном уровне, т.е. реформы по землям очень отличаются, как и сам факт их проведения.

Таким образом, опрос показал, что большинство педагогов в указанных странах, действительно, относятся к процессам сопротивления школьным изменениям положительно, участвуют в них, считают возможным или необходимым участвовать. Следовательно, сопротивление реформам есть неотъемлемая часть проведения реформ, его необходимо предусматривать заранее, как и меры его профилактики и преодоления.

М. Фуллан и Э. Хагривс определили ряд стратегий по преодолению сопротивления учителей реформам: профессиональный диалог, создание групп поддержки учителей, вовлечение в педагогические исследования, прохождение курсов повышения квалификации и др. Авторы, однако, обращают внимание, что отдельные стратегии могут вызывать обратную реакцию и усиливать это сопротивление. Ту же реакцию, соответственно, дают эти стратегии и в качестве методов просвещения педагогов по вопросам реформирования. Так, профессиональное развитие учителя, новоприобретённые знания по теме могут развить у него критический взгляд на реформу, и таковая может быть сочтена им бессмысленной или вредящей. Это же относится к профессиональному диалогу педагогов, к исследовательской деятельности и т.д.: в ходе взаимодействия более информированные и критично настроенные учителя могут сознательно или ненамеренно привлечь на свою сторону коллег и даже вызвать волну сопротивления.

Как видим, в сопротивлении педагогов (в активной его форме) заложены не только угрозы результатам реформ, но и потенциал развития. Оно может являться индикатором недоработок в подготовке и внедрении реформационных преобразований. Поэтому для эффективности реформационного процесса и деятельности школы при возникновении выраженного активного сопротивления реформаторам следует обратить внимание на аспекты, вызывающие массовое недовольство и, насколько  возможно, откорректировать свои планы.

Литература:

  1. Зиньковский К.В. Исследование подходов и механизмов проведения реформы крупных социальных систем на примере системы общего образования // Вопросы образования. – 2008. - № 3. – C. 145-154.
  2. Кому выгодно примитивное образование? http://www.ug.ru/insight/24
  3. Fullan M., Hargreaves A. What's Worth Fighting For in Your School. – New York: Teachers College Press, 1996.

 

   
 
 
 

15.02.2016  |  Просмотров: 4185  |  Комментариев: 1

Опубликовать в своем ЖЖ (Livejournal) Опубликовать в Твиттере Поделиться ВКонтакте Поделиться в Моем Мире Поделиться в Яндекс.Блогах Поделиться в Facebook

Для того, чтобы оставлять комментарии, вам нужно авторизоваться на сайте.

Если вы еще не являетесь пользователем этого сайта — самое время зарегистрироваться.

 

 

Очень актуальная тема. Наводит на размышления. Спасибо!!!

 Каменских Елена Евгеньевна   18.03.2016 в 07:34

 


 

Новые материалы

 


 

Самые популярные материалы

 


 

Самые обсуждаемые материалы

 

 
 

 

  Издательская фирма «Сентябрь»  
 

Журналы

Журнал руководителя управления образованием

Директор школы

Практика административной работы в школе

Юридический журнал директора школы

Практика управления ДОУ →

Книги

Библиотека журнала «Директор школы»

Электронные книги

Компакт-диски

Управленческий опыт

Нормотворческая деятельность

Методическая поддержка

Педагогика и психология

Интернет-проекты

Direktoria.Org

    

Интернет-магазин

Первый в России специализированный интернет-магазин для школьной администрации, методистов  и педагогов.
 

http://shop.direktor.ru


Директору
Завучу
Педагогу
Воспитателю

 

Заказ товаров через интернет и по телефону. Доставка почтой по России. Любые формы наличной и безналичной оплаты, наложенный платеж, платежные системы.

Новостные рассылки

Выберите интересные вам темы и подпишитесь на них, перейдя по ссылке:

Рассылки для руководителей образования →

    

Контакты

Телефон: (495) 710-30-01

Факс: (495) 710-30-02

Электронная почта: info@direktor.ru

Адрес и схема проезда

 

Авторам

Рекламодателям

Распространителям

Подписным агентствам

 

 

 

 

В социальных сетях:

Блог «Директора школы» на pedsovet.org Сообщество «Директор школы» в Живом Журнале Твиттер «Директора школы» Группа «Директор школы» Вконтакте Сообщество для руководителей сферы образования в Фейсбуке Группа «Директор школы» на Профессионалы.ru Сообщество «Директор школы» в МойМир
 

 

 
 



© ООО «Издательская фирма «Сентябрь».
Коммерческое использование материалов сайта запрещено. Некоммерческое использование допускается только при наличии ссылки на сайт.