Логин или email

Пароль

 
 
 

Регистрация   Напомнить пароль

 
 

 
 

Материалы

Новые   Популярные   Обсуждаемые   Все

Конфликт как механизм развития

Любачевский Игорь Анатольевич, клинический психолог, психотерапевт амбулаторного психотерапевтического отделения № 1 КГБУЗ МЗ ХК «Краевая психиатрическая больница», г. Хабаровск

Сегодня в современной школе поменялось многое, но, прежде всего, поменялись дети. Они разительно отличаются от нас, они очень индивидуальны, легко держатся и вступают в отношения, активно пользуются интернет-технологиями, знают языки, ориентированы на успех, амбициозны. И эта тенденция отмечается многими специалистами, работающими с детьми. Для них, в среде моих коллег, даже придуман шутливый термин «маленькие нарциссы». Но, при всей новизне, они по-прежнему остаются детьми и подростками, со своими перипетиями, взрослением, любовью, отношениями и конфликтами.

Несмотря на изменения, в школе по-прежнему остается традиционная педагогическая доктрина, основанная на избегании или замалчивании конфликтов. Считается, что педагог не должен их создавать и не должен ими пользоваться в воспитательных целях. Эта позиция как раз и создает то напряжение, которое формируется в школьной среде и скорее разобщает детей и педагогов в силу разной оценки происходящих событий.

Конфликты во взаимоотношениях между детьми возникают постоянно, и задача педагога состоит не в их избегании, а в том, чтобы использовать их в целях воспитания. Дети и подростки же, не имея поддержки со стороны взрослых, не осваивая навыки нормального выхода из конфликтных ситуаций,  начинают все богатство отношений и разнообразные способы их регулирования подменять авторитарными способами – чаще всего насилием. А, замыкаясь в собственной подростковой среде и лишаясь поддержки взрослых – дети несут свои неконструктивные навыки в свою жизнь и жизнь других, формируя замкнутый круг пресловутого насилия.

В последнее время  защита школьников  от внешней агрессии  резко усилилась. В школе появились охранники, камеры, турникеты, родителей не пускают  дальше порога школы, а ребят, порою, не выпускают из нее.  Но  как защититься от насилия внутри самой школы?  От конфликтов, драк, ограблений, хулиганства, насилия?  И если  представить, какое  количество конфликтов происходит  в  школе каждый день, то  становится понятна и разобщенность классов, и образование групп «отверженных» или  наоборот школьных «шаек». Конфликт ­­–  это всегда противостояние мнений, мотивов и сил. Поскольку каждый человек имеет свое мнение, то их столкновение неизбежно.  И поэтому конфликты в школе были, есть и будут, главный вопрос стоит только в том, как они решаются.

Итак, представим на минутку, что происходит в школе, когда происходит конфликт: что делать  с нарушителем?    Поставить на учет  в полицию?  С ним  проведут профилактическую беседу в КДН. Это на какое-то время удержит подростка от дальнейших разрушающих действий, но не решит проблему.  А значит, скоро  все вернется на круги своя. Школа стремится решить проблемы на месте, но и в самой школе кроме профилактической беседы на педсовете (или совете по профилактике)   практически не применяется других способов. Ученика приглашают в кабинет и начинают разбирать ситуацию. Что делает подросток, на которого ругаются, которому угрожают?  То же, что делал бы любой человек  в этой ситуации: начинает защищаться и оправдываться.   В любом случае о чувстве раскаяния речь в этой беседе не идет. Точнее, идет, но только в  наставлениях взрослых: «Тебе должно быть стыдно», говорят ему.  Но пока он не начал сочувствовать жертве, пока на него вешают клеймо нарушителя и преступника,  подросток в лучшем случае будет относиться к этому разговору, как к бессмысленному действию.  И взрослые, не видя раскаяния, начинают еще больше давить на подростка, говоря, что он должен испытывать чувства, о  наличии которых подросток может и не подозревать, ведь  в подростковой культуре  не принято выражать стыд, раскаяние и другие чувства, поскольку это трактуется окружением как слабость. И  отсутствие искреннего раскаяния не восполняет  даже возмещенный потерпевшему  ущерб. Тем более что обычно  возмещает его не сам подросток, а его родители.

А что делать потерпевшему, как ему существовать в этом  процессе наказания обидчика, к которому он не приложил руку? В любом случае отношения между нарушителем и пострадавшим оказались разрушенными, и  никто не помогает их восстановлению.  Ведь без активной позиции сторон конфликта и их собственного желания разрешить ситуацию,  «за них» это сделать невозможно.

В таком перехлесте традиционных позиций и требований времени, где верхи уже не могут, а низы не хотят, школа, педагоги и дети остро нуждаются в более бережном, индивидуальном и тактичном подходе к разрешению сложных ситуаций. Такой альтернативой в 2006 году стала школьная медиация, как метод разрешения школьных конфликтов. Под медиацией обычно понимается процесс, в рамках которого сами  участники конфликта с помощью беспристрастной третьей стороны (медиатора) разрешают спор, а также процесс, в котором медиатор создает условия для восстановления способности людей понимать друг друга.  

 Один из любопытных и важнейших постулатов медиации гласит – «то, о чем договорятся стороны конфликта в процессе его обсуждения, разбора и нивелирования и будет справедливостью, поскольку оно основано на взаимности и ответственности, и взаимной ответственности».

 Фактически целью медиации в школе является примирение сторон, в работе подобной школьной службы медиации (или примирения) поднимаются три важных вопроса:

  1. «К каким последствиям привел  конфликт, и какие чувства  он вызвал у участников?». На индивидуальных встречах с медиатором разбирается конфликтная ситуация, позже стороны встречаются для обсуждения ситуации.  Высказывание чувств, истории конфликта позволяет каждому участнику поглядеть на это со стороны. 
  2. «Если  потерпевшему причинен вред, то, как его можно  восстановить?» И здесь уже стороны путем переговоров приходят к решению, каким должно быть возмещение. Достаточно ли извинений, искренние ли они и так далее. И если  стороны договорились, то это и есть справедливость, это должны определять сами участники конфликта.
  3. «Как сделать, чтобы конфликт больше не повторился?». Здесь уже разбирается социальная ситуация сторон и возможная социальная или психологическая помощь.

Методологически практика школьной медиации, как и любого вспомогательного метода,  базируется на определенных принципах, которые формируют безопасную среду для разрешения конфликтных ситуаций. Данные принципы непреложны, этически обоснованы, и любое их нарушение часто влечет распад процедуры примирения. К данным принципам относятся:

  1. принцип добровольности, предполагающий как добровольное участие и согласие сторон, вовлеченных в конфликт, на участие в примирительной программе;
  2. принцип конфиденциальности, предполагающий обязательство медиатора не разглашать полученные в ходе работы сведения. Исключение составляет информация о возможном нанесении ущерба для жизни, здоровья и безопасности, в данном случае информация может быть передана доверенному лицу каждой из сторон конфликта.
  3. принцип нейтральности, запрещающий медиатору принимать сторону одного из участников конфликта. Нейтральность предполагает, что медиатор не выясняет вопрос о виновности или невиновности той или иной стороны, а является независимым посредником, помогающим сторонам самостоятельно найти решения;
  4. принцип свободы, предполагающий свободу выбора медиатора в решениях, процедурах, независимости от администрации школы и иных социальных служб.

Организационно подобная программа альтернативного разрешения конфликтов состоит из нескольких этапов, приведенная ниже классификация будет условна, так как к каждой ситуации необходим индивидуальный подход, который часто вырабатывается в службе медиации путем интервизии или супервизии конфликтных случаев. В основном распоряжении медиатора находится целая плеяда методов работы, среди которых не только восстановительная медиация, но также и формат семейных и школьных конференций,   группа для родителей и др. Порядок работы медиатора состоит из следующих  моментов:

  1. подготовительного этапа, на котором определяется «медиативность» конфликта (подходит ли ситуация для проведения процедуры примирения). Обычно также выясняется на какой стадии разбирательства находится эта ситуация и каковы ее юридические последствия. Стороны приглашаются к разговору.
  2. индивидуальных встреч со сторонами – на этих встречах проясняется ситуация и переживания каждой стороны. За каждым конфликтом часто стоит история, которую необходимо выяснить, понять самому и помочь понять участникам конфликта разные аспекты произошедшего. На данных встречах также осуществляется поиск возможных вариантов выхода.
  3. встреч сторон – на данном этапе необходимо создать условия для диалога между сторонами и взаимопонимание в процессе диалога, помочь сторонам во взаимном поиске вариантов решений и их анализе.

 

При этом медиатор поддерживает участников встречи в равной степени и стремится организовать их взаимный диалог, результатом которого будет являться договоренность сторон о том, как будет разрешена данная ситуация и как избежать повторения подобного в дальнейшем.  

Я глубоко убежден, что руководителем данной службы может быть только психолог школы. Это связано со многими причинами, начиная от профессиональной подготовки и заканчивая экономической целесообразностью, ведь медиация – это все-таки сложная, профессиональная и кропотливая работа, и она не может долго осуществляться на добровольной основе, иначе это приведет к ее развалу и профанации.

Недавно в Хабаровске прошел семинар, посвященный развитию школьной медиации в крае.  На семинаре обсуждались трудности встраивания программы альтернативного разрешения конфликтов  в современные школы, по результатам семинара были сформулированы следующие рекомендации:

  1. постановление о создании служб медиации носит рекомендательный характер, школа вправе выбирать и оценивать необходимость создания подобной службы внутри себя;
  2. школьная медиация очень молодая практика, поэтому необходимо информирование, создание необходимой среды и культуры среди всех участников образовательного процесса;
  3. руководителем службы в школе  может быть педагог-психолог. Это целесообразно профессионально и экономически;
  4. необходимо искать источники финансирования для обучения и работы службы в школе;
  5. школьная служба должна быть абсолютно свободна и нейтральна в стенах школы, для создания новой культуры, основанной на альтернативе и добровольности. Для облегчения процесса работы службы должно быть создано профессиональное сообщество школьных медиаторов;
  6. школьная медиация может осуществляться как на выездной (частной), так и локальной основе (внутри школы). Работа частного медиатора осуществляется из источников финансирования школы, попечительского совета или родительского комитета.

 

Данные рекомендации явились результатом трехлетней работы с различными запросами из школ. Чтобы это проиллюстрировать, хочу рассказать об одном из них. Несколько месяцев назад ко мне обратилась глава родительского комитета одной из Хабаровских школ с просьбой разобраться в сложной ситуации между 9 классом и педагогами. Мы договорились о том, что будет 3 групповых встречи, на которых я соберу подробную информацию и жалобы всех участников образовательного процесса, чтобы дать ответ о возможности решить ситуацию. Спустя неделю мы договорились встретиться с родителями класса. На встречу в назначенное время пришли почти все родители, они были взволнованы ситуацией, некоторые напуганы, многие подозревали в этом руку администрации школы, чтобы «залечить» их детей. На встрече мы разобрались с тревожащими родителей вопросами, прояснили их обеспокоенность, и я предложил им предварительный вариант помощи, рассказав о возможностях школьной медиации.

После этой встречи должна была состояться встреча с педагогами, которые как раз и были включены в эту ситуацию. От них, через главу комитета,  мне были переданы многочисленные жалобы на поведение класса. Но, как не удивительно,  на эту встречу пришел только классный руководитель, другие педагоги под разными предлогами не появились на встрече, хотя она планировалась дольше всего, чтобы всем педагогам можно было присутствовать, учитывая их расписание. По словам  классного руководителя, ситуация выражалась  в агрессивном поведении класса, срыве уроков, хулиганских действиях.

Далее была встреча со школьниками, знакомство с ними, они также были напуганы, взволнованы, с невероятной бравадой, но, в целом «не самый худший класс», учитывая, что у всех была хорошая  успеваемость. С ними также мы прояснили их жалобы и претензии. Обсудив со всеми участниками возможность работы, мы встретились с родителями и представителями родительского комитета, а также с классным руководителем для обсуждения вопросов места, времени и длительности работы. Далее, на следующей неделе мы начали встречаться с классом, я проводил 1,5 часовое групповое занятие 1 раз в неделю. Работа группы состояла из нескольких этапов – создание безопасного диалога, обсуждение проблемной ситуации, рассмотрение возможных вариантов решения, достижение взаимопонимания и договоренностей по решению и рефлексия участников.

Мы занимались 3 месяца, разбираясь с перипетиями отношений в школе, между участниками и педагогами, а также участниками между собой, совместно искали решения, проигрывали ситуации конфликтов, границы этих конфликтов, а также отношений в классе. В работе с этим проблемным классом обнаружилось, что у самих участников крайне натянутые и напряженные отношения, класс разрушен и раздроблен на фракции, которые посредством учителей зарабатывают себе авторитет и оценки, «сливая» некоторых из них.

К концу работы отношения были нормализованы, и конфликты с педагогами существенно снизились, за счет ухода контекста нечестной конкуренции между одноклассниками. После окончания работы с классом, я предложил через 1 месяц встретиться вновь, а также с родителями и педагогами для анализа и рефлексии изменений. Спустя месяц мы увиделись с классом, они были рады встрече, наперебой рассказывая об успехах и ровности в отношениях с педагогами, с минимальным количеством конфликтов. По словам родителей, класс стал более дружен, сплочен, в нем почти не происходит конфликтов. Со слов классного руководителя  класс изменился в лучшую сторону, конфликты снизились.

Подытоживая, хочу добавить, что в Хабаровске подобные службы только начинают работать в школах, и постепенно встраиваются в образовательные учреждения. Будем надеяться, что в нашей современной школе появится возможность более современного, взрослого и цивилизованного подхода к решению проблем.

К тому же, конфликт сам по себе не является чем-то отрицательным, он означает, что есть, по крайней мере, несколько важных для участников точек зрения, но многое зависит от умения понять другую сторону конфликта и конструктивно его разрешать. Поэтому конфликт следует рассматривать как важнейший механизм развития, ведь многие открытия и изобретения цивилизации начинались именно с конфликта.

 

 

Любачевский Игорь Анатольевич, клинический психолог,
психотерапевт амбулаторного психотерапевтического отделения № 1
КГБУЗ МЗ ХК «Краевая психиатрическая больница», г. Хабаровск

 

 

   
 
 
 

18.11.2015  |  Просмотров: 3348  |  Комментариев: 0

Опубликовать в своем ЖЖ (Livejournal) Опубликовать в Твиттере Поделиться ВКонтакте Поделиться в Моем Мире Поделиться в Яндекс.Блогах Поделиться в Facebook

Для того, чтобы оставлять комментарии, вам нужно авторизоваться на сайте.

Если вы еще не являетесь пользователем этого сайта — самое время зарегистрироваться.

 
 


 

Новые материалы

 


 

Самые популярные материалы

 


 

Самые обсуждаемые материалы

 

 
 

 

  Издательская фирма «Сентябрь»  
 

Журналы

Журнал руководителя управления образованием

Директор школы

Практика административной работы в школе

Юридический журнал директора школы

Практика управления ДОУ →

Книги

Библиотека журнала «Директор школы»

Электронные книги

Компакт-диски

Управленческий опыт

Нормотворческая деятельность

Методическая поддержка

Педагогика и психология

Интернет-проекты

Direktoria.Org

    

Интернет-магазин

Первый в России специализированный интернет-магазин для школьной администрации, методистов  и педагогов.
 

http://shop.direktor.ru


Директору
Завучу
Педагогу
Воспитателю

 

Заказ товаров через интернет и по телефону. Доставка почтой по России. Любые формы наличной и безналичной оплаты, наложенный платеж, платежные системы.

Новостные рассылки

Выберите интересные вам темы и подпишитесь на них, перейдя по ссылке:

Рассылки для руководителей образования →

    

Контакты

Телефон: (495) 710-30-01

Факс: (495) 710-30-02

Электронная почта: info@direktor.ru

Адрес и схема проезда

 

Авторам

Рекламодателям

Распространителям

Подписным агентствам

 

 

 

 

В социальных сетях:

Блог «Директора школы» на pedsovet.org Сообщество «Директор школы» в Живом Журнале Твиттер «Директора школы» Группа «Директор школы» Вконтакте Сообщество для руководителей сферы образования в Фейсбуке Группа «Директор школы» на Профессионалы.ru Сообщество «Директор школы» в МойМир
 

 

 
 



© ООО «Издательская фирма «Сентябрь».
Коммерческое использование материалов сайта запрещено. Некоммерческое использование допускается только при наличии ссылки на сайт.